Футбол | Бывший главный тренер Ростсельмаша Сергей Андреев: Саввиди не любит футбол, но богат. А в Ростове всегда были проблемы с ...
Главные новости | Матчи Ростова 2017 | Состав Ростова | RSS Чемпионата | RSS Ростова

Бывший главный тренер «Ростсельмаша» Сергей Андреев: Саввиди не любит футбол, но богат. А в «Ростове» всегда были проблемы с деньгами Гость на выходные

Сергей Андреев (витрина)
Фото: novayagazeta-ug.ru

С одним из самых талантливых игроков советского футбола, который еще и стремительно стал главным тренером, не успев снять бутсы, мы договорились встретиться в центре Ростова-на-Дону на следующий день после победы местного клуба над «Баварией». «Я на сам матч не пойду, вы скажите, где вам удобно, я подойду», — сказал Сергей Васильевич. На следующий день Андреев помог себя опознать: «Иду пешком, ребята. Помните цвета, в которых вчера —Бавария—— играла? Я в таких же буду». Первая же история нападающего, забивавшего на «Маракане», была о том, что он все-таки попал на матч по личному приглашению тренера «Ростова» Дмитрия Кириченко. «У вас же еще лет пять назад был ——мерседес——. Продали»? — поинтересовались мы. «Отдал дочери. Зачем он мне? Я пешком люблю ходить, для меня это зарядка». Для 60 лет Андреев выглядит очень бодрым. А собеседник он — потрясающий! Правда, не очень любит вспоминать далекое прошлое и ту самую игру на «Маракане» в 1980 году. «100 раз уже про это рассказал, а журналисты все спрашивают», — признается он. Мы не стали в 101-й. Зато Андреев вспомнил про приезд в Ростов-на-Дону Карло Анчелотти, рассказал подробности «золотого матча» со «Спартаком» в 2000-м, о взаимоотношениях с Иваном Саввиди, а также много интересных историй про Дмитрия Лоськова и Дмитрия Кириченко.

Команду 99-го не сравнить с нынешним «Ростовом»

— Насколько большая разница была между игрой «Ростсельмаша» с «Ювентусом» и недавним приездом в Ростов-на-Дону «Баварии»?
— Во-первых, моя тогдашняя команда ни в какое сравнение не идет даже с нынешним «Ростовом». Сейчас ребята могут конкурировать с европейскими клубами. В матче с «Баварией» они это продемонстрировали. Скамейки нет? Тот же Денис Терентьев может выйти на замену, Александр Бухаров, Саид Эззатоллахи. У «Ростова» в обойме 15—16 игроков. У меня в 1999-м перед «Ювентусом» вообще было девять человек! А нужно было играть и в чемпионате, и в Кубке Интертото.

— Как узнали, что играть предстоит с «Юве»?
— Сидел я в холле перед игрой с «Вартексом». Ко мне подходит генеральный директор Василий Мазнев и говорит: «Сереж, не знаешь, на кого выйдем, если —Вартакс— обыграем?» — «Нет». — «Ювентус». Я слегка опешил. А Мазнев мне говорит: «Делай, что хочешь, но —Ювентус— должен приехать в Ростов». — «Есть!» Но сказать и обыграть «Вартакс» — разные вещи. У меня был полудублирующий состав. Мы с Мазневым спорили, кого надо выпускать на поле. Причем из-за таких фамилий, которых вы даже не слышали: Владислав Дуюн и Владимир Мацигура. Они тогда совсем молодые были (Дуюну — 22 года, Мацигуре — 24. — «Спорт День за Днем»). Дуюн хотя бы в «Спартаке» был, о Мацигуре и вовсе никто не слышал.

— В чем заключался спор?
— Мазнев говорил: «Бери этих двоих». На повышенных тонах мы с ним поговорили, я не собирался их ставить в состав. Помню, сказал ему: «Меня будут убирать не за провал в Кубке Интертото, а за провал в чемпионате России». На что мне Мазнев выдал: «Я тебя уберу в любой момент, никто и не пикнет». Я все понял, поблагодарил за доверие и пошли играть.

— Результат получился положительный.
— Ну как сказать— На 6-й минуте мы уже должны были проигрывать 0:7. Чего с нами только не делали на поле! Мяч два раза прокатился по линии ворот, они его затолкнуть не могли. На 7-й минуте — пенальти и 0:1. А потом или они успокоились, или мы взяли себя в руки. Выиграли в итоге 2:1. Кстати, не поверите, но в 1999 году против «Вартекса» я сыграл именно той тактикой, которой сейчас играет «Ростов». Клянусь. У меня было три центральных защитника, два фланговых— Я был нападающим, а потому мои команды всегда играли в атакующий футбол. Здесь я наступил на горло своей песне и сыграл от обороны. После матча Мазнев подошел ко мне: «Я от тебя в жизни такого не ожидал! Восхищен!» Отвечаю: «Спасибо, приятно слышать, но неприятно было перед игрой». Но разобрались в той ситуации.

После того как «Вартекс» чуть приостановился, мы одну атаку провели, другую. Впереди у меня играли Валентин Слюсар, Богдан Есып — сейчас никто даже не вспомнит эти фамилии, да и тогда было смешно. Димка Кириченко еще молодой в той игре был. На 40-й минуте Игорь Бахтин сравнял счет. 1:1 в гостях — уже небольшое преимущество. Первый тайм продержались, в перерыве передохнули. Во втором тайме за 12 минут «Вартекс» три раза попал в перекладину. Судья-англичанин, конечно, издевался над нами, как хотел. Тот еще гад! Но мы отбивались, ложились под удары, как Матросовы.

— И тут наступил решающий момент — замена—
— Расскажу, как было в действительности, а не как теперь говорят в Ростове мои недоброжелатели, которых в этом городе хватает и которые не видят в той победе никакой заслуги Андреева. На скамейке запасных оставались Андрей Черенков и Александр Малыгин. Один — нападающий, второй — защитник, который даже в дубле не играл. С последней заменой на 80-й минуте надо угадывать на сто процентов. Меняю Кириченко, значит, Черенков должен выходить. Ну, я кричу на скамейку: «Чере— Малыга!» — «Чего?» — «Сюда бегом!» Он несется, бык здоровый. Говорю ему: «Иди, Саш, вперед, побегай, поддави их. Не надо мне голы, просто пошебуршись там». 89-я минута — штрафной метров 40. Гена Степушкин поворачивается: «Василич, что делать?» — «— куда-нибудь туда, пусть ищут потом мяч». — «Василич, можно по воротам ударить?» — «Да бей, делай что хочешь!» Степушкин разбежался и шарахнул, мяч перед самыми воротами уже опускаться начал, но вратарь не сложился, отбил неловко прямо перед собой, а там Малыга! Расстояние между ногой вратаря и штангой было ровно в мяч, и он попал прямо туда. Ну, Малыгу потом в четырех кварталах от стадиона ловили. (Смеется).

Антонио Конте и все-все-все

— Победа означала, что даже поражение 0:1 дома выводит «Ростсельмаш» на «Ювентус».
— Было очень тяжело в ответном матче. Команда была мертвая у меня. Мы 2,5 месяца играли в режиме нон-стоп. Играли постоянно через два дня на третий. И матчи всегда начинались в 6 часов вечера — вы даже себе не представляете, что такое играть в это время в июне-июле. Это +45 градусов точно, бывало и +52. Это сейчас матчи ставят на 10 вечера, а у нас еще солнце в зените было.

— Как держались?
— Бойцы у меня хорошие были, на морально-волевых играли. Досконально ответную игру с «Вартексом» не помню, но «откусались» кое-как. И приехал «Ювентус». Готовиться времени не было, играли через три дня на четвертый. Ажиотаж был сумасшедший. Скорее всего, с «Баварией» был такой же, сейчас я около клуба не нахожусь. Но тогда он был точно. В 1981 году играли с франкфуртским «Айнтрахтом» — вот там был похожий ажиотаж. Стадион вмещает 32 500 зрителей, а заявок было сделано 500 тысяч. Это, считайте, половина города!

— Тот «Ювентус» и правда был «с Луны»?
— Конечно! Они прилетели част]ным самолетом в час ночи, а в шесть вечера уже игра. Казалось бы, почему? Они высчитали биоритмы команды, чтобы команда отыграла, сразу села в самолет, а футболисты не попали в режим акклиматизации. И это 18 лет назад! Разве не команда с другой планеты? Они ведь продукты с собой привезли, хотя надо было в Ростове только позавтракать и пообедать. Некоторые у нас еще два месяца доедали все это — пасту, булочки, круассаны и что там еще было. Причем к нам приехал основной состав! Не было только Дель Пьеро, который восстанавливался после разрыва крестообразных связок, и не приехал Зидан. Остальные все были — Давидс, Дзамбротта, ван дер Сар, Индзаги, Конте и все-все-все.

— Правда, что перед тем матчем вы познакомились с Карло Анчелотти?
— Нельзя было назвать это знакомством. У моего приятеля даже есть та фотография. «Олимп-2» и сейчас не самый современный стадион, а тогда у нас даже раздевалок толковых не было. Захожу, смотрю — на семи сумках сидит Анчелотти. Я подошел, по-русски поздоровался, он понял, что я тренер соперников, мы пожали руки и разошлись. А что говорить? Я по-итальянски не говорю, он по-русски — тоже. (Улыбается.)

— В ответной встрече Дель Пьеро все-таки вышел на замену. Почему Владислав Прудиус пытался его сломать?
— Что тут говорить, у Владика не всегда все правильно с головой было. Мы в Чезене играли на небольшом стадионе, но когда Дель Пьеро вышел на поле, все как один поднялись на ноги на трибунах. Прудиус, мне кажется, сначала плечо в плечо с ним поборолся, уложив на газон. А потом уже жест]ко подкатился под него — сразу подлетели капитан Феррара и африканец Олисе, за горло его схватили, мол, чего делаешь? Я тоже вылетел и кричу: «Ты что делаешь? Парень не играл в футбол больше полугода!» Прудиус мне нахально так: «Это звезда, что ли, какая-то, особенный?» — «Звезда или нет, но покруче тебя будет!» В итоге он опять что-то устроил, и я его сразу заменил. Зачем нам враждебно настроенный стадион вдобавок к пропущенным голам? Надо соизмерять свои амбиции. «Убить» он его не хотел, но сыграл слишком жестко. Прудиус на меня сильно обиделся после той замены, уехал из Ростова обиженный на весь клуб, но пусть в первую очередь на себя обижается.

Готов работать хоть в Хабаровске

— Чем сейчас занимаетесь?
— Ничем. Пассивный пенсионер.

— Пассивный?
— Когда есть силы и есть знания, знаешь, что можешь принести пользу, но никто этим не интересуется— Последнее место работы — «Вардар». Про МИТОС даже не говорю. В том случае я просто помог своему другу, чтобы клуб не снимался по ходу чемпионата. А они вместе со мной доиграли бесплатно три месяца, солидно разошлись с игроками и расформировались. Точно так же два года назад заканчивал «Таганрог». Деньги закончились, но они закончили сезон и со всеми расплатились. Из-за этого сейчас в любой момент, когда МИТОС и «Таганрог» захотят заявиться в профессиональный чемпионат, у них будет привилегированное положение.

— Предложений вроде МИТОСа не появляется пока?
— Нет.

— В «Ростов» никогда не звали?
— Никогда, я даже и не жду. Влиятельных «доброжелателей» у меня там хватает. Все говорят, что Андреев со всеми ругался. Но я никогда ни с кем не ссорился и не ссорюсь. Я достаточно добрый человек. Когда назначаете главного тренера, ему надо доверять. Поэтому, когда в мою работу лезли, я рассказывал, куда им нужно идти. Очень часто они оттуда не возвращались. (Улыбается.)

— Но возглавить команду вы все еще не против?
— Да, хочу работать. Если раньше никуда бы не поехал, то сейчас готов хоть в Хабаровск. В Ростове меня ничего не держит.

— Каково тренеру работать в ПФЛ?
— В МИТОСе я работал спокойно, потому что, повторюсь, помогал другу закончить сезон. За три месяца даже голос ни разу не повысил, хотя мы проиграли семь или восемь игр. В последние две игры у меня в запасе был только один вратарь. Нарочно говорил ему, чтобы рукавички не надевал, а был готов выйти в поле.

— В такой ситуации наверняка могли предложить МИТОСу сыграть нечестный матч?
— Исключено. Я бы на это не пошел. В любом случае это становится известно через месяц, два или три — рано или поздно все равно. В первую очередь правоохранительные органы заинтересуются, да и зачем мне портить свою репутацию? 40 лет работал на имя, а теперь из-за нескольких лишних тысяч все это портить? У меня большие проблемы были именно из-за этого. Как раз в «Ростсельмаше». Руководители говорили, мол, давайте «шевельнем». Я отвечал, что без меня.

— Игроки в обход вас не проворачивали ничего?
— Пытались, но Андреев-то не такой дурак. Я все заранее понимал, самое ценное оторвал бы сразу.

— Были такие?
— В «Ростсельмаше» не было. По крайней мере, с уверенностью на 90 процентов могу заявить, что не заметил этого. В своих игроках я уверен на все сто.

Как порвали чемпионский «Зенит»

— В Ростове-на-Дону вы оказались, когда вас забрали в армию?
— Вернее сказать, сам отдался на службу.

— Но почему в итоге остались, ведь наверняка была возможность вернуться в «Зарю»?
— У меня сразу очень прилично получилось. Забил двадцать мячей в первой лиге, став наряду с Александром Плошником лучшим бомбардиром. Вместе со СКА мы вышли в премьер-лигу. Зачем уходить в такой ситуации? Раньше было так, что если ты родился в одном месте, то и играешь за него почти всю жизнь. Очень многие переходы в то время решались даже на уровне политбюро и членов ЦК КПСС.

— Поэтому у вас такие сложности с уходом из СКА возникли?
— Конечно. Восемь месяцев меня уничтожали как личность. Я дважды сидел в тюрьме. В Хабаровске шесть суток на киче сидел. Настоящая кича была, с клопами. Но сломать не удалось. Как только я начал играть, был так зол, что сыграл 21 игру, забил 17 голов и отдал 19 голевых передач. И это не сегодняшняя первая лига, где непонятно какие «Нефтехимик», «СКА-Хабаровск» и «Луч-Энергия». Там были луганская «Заря», львовские «Карпаты», «Локомотив» Москва, «Зенит», «Пахтакор», никопольский «Колос». С ума сойти, какой там уровень был. Даже нынешняя премьер-лига с трудом сравнится с той первой. Когда смотрю нынешние команды — «Оренбург», «Уфа», «Анжи», «Урал», «Томь», страшно становится. Сейчас считают: три очка возьмем там, одно здесь. А тогда едешь к «Нистру», «Карпатам» — и радуешься, если тут пять не получишь и там пять. Тогда футбол был такой, что планировать невозможно было.

— И все-таки вы остались в Ростове-на-Дону. Не хотелось чего-то нового попробовать?
— Я по натуре домосед. Не люблю никуда переезжать. Меня здесь все устраивало. Говорят, лучше быть первым парнем на деревне, чем последним в городе. Хотя я не был бы последним где угодно. Абсолютно все команды премьер-лиги звали к себе, кроме тбилисского «Динамо». В «Спартак» дважды заявление писал, в киевское «Динамо» столько же. Но там были свои проблемы.

— В Европу звали?
— Да. Я же один из самых первых, кто мог уехать туда. Со мной настоящая драма произошла. За мной уже приехал президент кипрского клуба «Арис» из города Салоники. И на 8-й минуте матча, в котором меня просматривали, получаю травму. Свой же разрезал мне полголовы, фонтан крови. Шанс упустил таким образом. Но потом все равно уехал, правда, уже в Швецию.

— «Зенит» не приглашал к себе?
— Никогда не рассматривал в качестве варианта переезда Петербург. В мое время «Зенит» был абсолютно ничем не выделяющейся командой. Бронза в 1980-м? Да, взяли. В 1984 году стали чемпионами, а в 1985-м у СКА первые матчи — «Спартак» и «Зенит». Москвичам проиграли 0:3, а действующих чемпионов в Ленинграде 3:1 порвали на британский флаг. Я, Плошник и Воробей (Александр Воробьев. — «Спорт День за Днем»). Это было при 25 тысячах зрителей в СКК. При Павле Федоровиче Садырине.

Юрий Палыч спросил: «Ты что здесь делаешь?»

— Вы воспитали много игроков, будучи тренером. С тем же Дмитрием Кириченко отличные отношения, а с кем еще поддерживаете связь? Может быть, Дмитрий Лоськов?
— Недавно он интервью давал, мне рассказали. Обо мне хорошо отозвался. На вопрос, где он стал самим собой, Дима сказал: «В —Ростсельмаше—, играя рядом с такими игроками, как Андреев и Александр Маслов». Это очень приятно. Мы с ним не видимся, но телефон есть, позвонить могу, в принципе.

— Как оцените его совместную работу с Семиным в «Локомотиве»?
— У «железнодорожников» был тяжелый период без побед. И только по-настоящему сильный тренер, как Юрий Семин, смог бы найти выход из этого положения.

— Знакомы с Семиным лично?
— Виделся с Юрием Палычем два раза, когда был тренером «Вардара». Он только принял «Мордовию», и клубы договорились провести товарищеский матч в межсезонье. Между Саранском и Скопье около 3000 километров расстояние. Решили встретиться посередине, в Венгрии. Юрий Палыч не знал, что я «Вардар» тренирую. Когда увидел меня, выпалил: «Серега, а ты что здесь делаешь?» Вничью 2:2 сыграли, мы отыгрались на последних минутах.

Второй раз виделись зимой, в Турции «Вардар» готовился к следующему сезону. «Мордовия» играла с «Шахтером» товарищескую игру. Защитник «Вардара» Горан Попов, который только перешел к нам, выступал под руководством Семина в «Динамо» Киев и пошел поздороваться. Ну и я с ним. Тепло встретились с Юрием Палычем. Тот даже спросил, показывая на Попова: «Серега, он у тебя штрафные бьет?» — «Да он не играет еще даже». Юрий Палыч еще нескромно посмеялся: «Попов, а ты хоть знаешь, кто у тебя тренер?» Тот сказал, что читал. (Улыбается.) «Ты даже себе не представляешь, каким он был футболистом!»

— Юрию Семину уже 69 лет. Насколько тяжело ему находить мотивацию работать тренером?
— Для Юрия Палыча это не проблема. Сейчас он в полуразрушенный «Локомотив» пришел не просто так. Вопрос, дадут ли ему поработать.

— Многие игроки «Локомотива» недовольны методиками Семина. Мол, устарели.
— Не принимают? Так пускай идут! Главный тренер кто? Это он их тренирует, а их дело — работать, играть. Да, может, им нравилось работать с Черевченко, но результата-то не было. Они свои деньги все равно получали, их устраивало 8—9-е место. Взял бы Юрий Палыч, разогнал всех —и сделал бы правильно.

— Когда вы тренировали, никогда не приходилось делать исключений? Вот кто-то куролесит, а выбросить из команды нельзя, так как результат приносит.
— Я Лоськова два раза выгонял из команды в течение месяца. По молодости было. Передо мной генеральный директор с начальником команды на коленях стояли, чтобы я его оставил. «Убирайте!» — кричал им в ответ. У меня за спиной было 25 человек, а Дима один все рушил.

— Но не убрали все-таки.
— Конечно нет. Но проучить надо было его. (Смеется.)

— Понимали, что не уберете его?
— Я был очень зол на его поведение, так что могло получиться все что угодно. Играл он действительно здорово, но ситуация в тот момент у «Ростсельмаша» была плохая, мы были внизу таблицы, когда я принимал команду. Надо было выбираться. И Лоськов своим поведением мог бы все разрушить.

— И не платили тогда?
— Да. В 1995 году денег совсем не было.

Не обещал Лоськову ящик виски

— Правда, что в 1995 году, когда «Динамо» играло с «Ростельмашем» и Лоськов бил штрафной, вы выбежали к бровке и пообещали поставить ящик виски, если он забьет?
— Ерунда, конечно! Я хорошо помню тот матч. Играли с «Динамо» в гостях, проигрывали 1:0, Кузнецов за них забил. Штрафной. Метров 45. Два человека в «стенку» их вратарь Сметанин поставил. А мяч был напротив моей лавочки. Лоськов подходит бить и смотрит на меня. Я ему кричу: «Ты что собираешься делать?!» —«По волотам бить, Василич». (В этот момент Андреев начал пародировать манеру общения Лоськова, который в то время плохо выговаривал букву «р». — «Спорт День за Днем»). — «С ума сошел?! Ты посмотри на ситуацию!» Он разбегается и кричит: «Василич, ты смотли»! И так дал, что Сметанин на колени встал, ничего не мог сделать. Потом подбегает и кричит «Василич, ты видел?!». Я ему говорю: «Иди отсюда, дурак!» Видел, говорю, видел. А про ящик виски — исключено. У меня даже такого слова в лексиконе нет.

— Правда, что за несколько матчей до этого, когда вы обыграли «Крылья Советов» со счетом 6:2, Шикунов приносил в раздевалку ящик с деньгами на премиальные?
— Первый раз об этом слышу. Чтобы Шикунов принес деньги?! Не смешите меня! Чистейшей воды ерунда. С деньгами в Ростове всегда тяжело было, были по четыре-пять месяцев задолженности, но выплачивали всегда. Деньги копились, а потом раз — и выплачивали. Я даже с Масловым как-то из-за этого повздорил. Нам взяли и заплатили за четыре месяца, а следующая зарплата не приходит. Задержка неделя-две. И он начал ныть. Мол, денег нет. А тогда ведь в валюте платили. 94-й год. Я говорю, Саша, доллары не надо тратить. Идешь в банк, меняешь на рубли, потом на базар и покупаешь продукты. А это нытье, конечно, деморализует команду. Если тренер не вмешается, то будет очень плохо.

— К чемпионату мира в Ростове с день]гами станет получше?
— У нас специфический регион. У нас не Петербург с Газпромом, не «Спартак» с Федуном. Мы на хлебе, кукурузе и помидорах. Нужно уметь жить по средствам. Я, например, хочу летать на своем самолете, но у меня нет такой возможности.

Как «шевельнуть» игру со «Спартаком»

— С Шикуновым сейчас не общаетесь?
— Вообще нет.

— У вас сложились не очень хорошие отношения?
— Ну как сказать. Сейчас он недосягаем, в том числе и по финансовым вопросам. Хотя мы знакомы очень давно. Если встретимся — поздороваемся, пожмем друг другу руки. Рюмку выпьем, если нальет. А так мы разошлись. У нас были достаточно серьезные конфликты. Мы не общаемся.

— У вас со многими руководителями не складывалось?
— Я так не сказал бы. Просто считаю, что, если назначили главным тренером, нужно доверять и не лезть в работу. С Шикуновым вся проблема началась, когда он уходил в «Спартак». И мы предпоследний матч чемпионата играем с ними. Всем понятно, что москвичи станут чемпионами (Официально красно-белые завоевали титул после этой игры. — «Спорт День за Днем»). Встреча — 2 ноября. 1-го у Шикунова день рождения. Я, Барсуков, наш генеральный директор, едем к нему на день рождения. А я уже знал, знал, что руководители, именно руководители — не игроки, эту игру «шевельнули». Мне даже сумму назвали — миллион долларов. Они сказали, что «Спартак» в любом случае станет чемпионом и нашу команду все равно обыграет. Хотя у нас тогда в любом случае смена поколений была, нам объективно сложно было что-то противопоставить. Ну, посидели, выпили. Тогда еще покойный Алексей Алексеевич Еськов был с нами. И говорит: «Ну что, Серый, завтра ложитесь?!» Я ему отвечаю: «Алексеич, я чего-то не понял. Что значит — ложитесь?» Говорю: «Поверьте мне, завтра вам будет очень-очень тяжело». Рассмеялся. Потом часа через полтора то же самое. «Ну что Серый, завтра отдадите?» Я повторил ему, что сказал ранее. Потом снова отошли. Он опять начал надо мной подтрунивать, разговоры такие начались. «Третий раз повторяю. Вам не завтра, вам уже сегодня будет очень-очень сложно», — ответил я. Вызвал такси и уехал. Надо было в порядок себя привести. Впереди игра.

— В итоге не легли—
— Начался матч. У «Спартака» преимущество огромное. Калиниченко гол забивает. А на 45-й минуте просто из ничего у меня удаляют Гражюнаса. Я был в шоке. Я подхожу к Гусеву, судье того матча, и говорю: «Что ты делаешь?! ——Спартак—— и так выиграет, они сильнее! Зачем нас убивать! Они теперь нам во втором тайме пять-шесть мячей насыпят! И что это за чемпионство?!» И Шикунов услышал все это. Подбегает ко мне: «Что ты здесь говоришь вообще, я тебе яйца оторву». Я ему отвечаю: «Парень, ты берега попутал? Ты с кем разговариваешь!» Во-первых, я ведь его по возрасту старше. Да еще друзьями были. Ну, ладно. Выходим на второй тайм, играем. А они ничего сделать не могут. Идет 93-я минута. Угловой, и Сергей Лущан забивает гол. Компьютерная графика высчитала, что мяч на 70 сантиметров пересек линию ворот, а потом Калиниченко его выбил. Скандал.

— Но победу «Спартака» засчитали.
— Да, но это скандал! Нам даже телевизор принесли в раздевалку потом. И там на обычном повторе было видно, что мяч пересек линию ворот. Миша Куприянов стоит и говорит: «Василич, заплатите нам премиальные». Но не заплатили. Все-таки проиграли. В итоге с Шикуновом на этой почве мы разошлись.

— Вас не удивляет, что он до сих пор работает в «Ростове»?
— Меня это не волнует и мне это неинтересно. Работает и работает. Я не работаю нигде, этот вопрос меня волнует больше.

Саввиди — единственный, кто не похлопал в день рождения

— Вы работали у такого президента, как Иван Саввиди в СКА. Сейчас общаетесь?
— Нет.

— Давно?
— Уже 10 лет. Больше скажу, когда мне в этом году 60 лет исполнилось, по стадиону это объявили, устроили овацию. Саввиди был единственный человек, который не встал и не похлопал. Как сидел в VIP-ложе, так и остался сидеть.

— Он обижен на вас?
— Не знаю. У меня с ним не было конфликтов. Он нормальный, адекватный мужик. Но это когда ты один на один с ним. Его сразу начинает нести, если рядом свита. А так мы нормально говорили.

— Специфический человек.
— Кому, например, может понравиться, если в два часа ночи вызывают на ковер? В два часа ночи я три раза к нему приезжал. Ему просто поговорить хотелось. А я ведь человек дисциплинированный, в 11 уже ложусь спать. А тут звонок — приезжай. Он, конечно, из этой ситуации выходил удивительно. Его ответ достоин кисти Айвазовского. Говорил: «Я зарабатываю деньги. А Андреев — мой подчиненный». Ну можно же вызвать в 10-11 ночи. А не в два часа! Мне это, конечно, не нравилось, о чем я ему прямо говорил. Может, это не понравилось. Не знаю. А так я единственный человек в мире, которого выгоняли четыре раза после первого места. «Салют» (Белгород) — мы выходим в первую лигу, а меня выгоняют. Со СКА идем на первом месте — выгоняют. «Вардар» — становимся чемпионами, и меня выгоняют.

— А там-то что не так?
— Не хочу говорить. Слишком много мерзавцев, которые могут воспользоваться той ситуацией. Ко мне подошел хозяин и спокойно объяснил: «Сереж, на меня идет давление. В том числе со стороны премьер-министра». Меня практически уволил премьер-министр. Были там разные санкционные дела. Меня уволили, потому что я русский. Мы, кстати, чемпионами стали в мой день рождения. Потом отработал еще две игры в Лиге чемпионов, и все.

— Из СКА вас уволил Саввиди?
— Да, произошло это в начале сентября. Смешная ситуация, но это его методика. Когда он стал хозяином «Ростова», так же поступил с Балахниным. Команда играет, а он приглашает какого-то тренера в должности консультанта. Этот консультант впоследствии становится главным. Со СКА идем на первом месте, а он приглашает Бондаренко. Мы с ним сели чаю попить, и я ему говорю, что через две недели он будет работать. «Не-не-не, Сереж!» — ответил он. «Ты что думаешь, я не ——читаю—— Саввиди?» И так в итоге и получилось. Ничья в Майкопе. Хоть мы остались на первом месте, но Федьков не забил пенальти на 90-й минуте. По тому матчу у меня есть вопросы. Я никого не обвиняю, у меня нет доказательств. Но сомневаюсь в характере того матча. Кстати, расстались спокойно. Он вызвал команду, что-то сказал, потом попросил меня остаться. Что-то начал объяснять. Я не стал слушать это. Сказал, что понял все еще месяц назад.

— Тем не менее с Бондаренко у вас нормальные отношения.
— Обычные. Не дружеские, но обычные. Понимаю, что он не виноват. Я этот сценарий знаю давно, с 2003 года.

— Кстати, у вас в СКА же начинал Глушаков?
— Он отыграл у меня игр восемь-десять. Тогда Денис был очень молод. Куда я его возьму, когда у меня своих игроков много? Он все прекрасно понимал, у нас прекрасные отношения. Я ему позвонил недавно, после игры, где он забил очередной гол, поздравил.

500 миллионов растратили за четыре месяца

— При этом Саввиди до сих пор находится рядом с «Ростовом».
— А чему удивляться? У нас он единственный бизнесмен, который занимается футболом. Хотя я знаю, что он не любит футбол. Это ни для никого не секрет. Но Саввиди очень богат, а в «Ростове» всегда были проблемы с деньгами. Не поможет он — не поможет никто.

— Неужели нет других, настолько же богатых?
— Есть. В городе достаточно людей. Но они вообще не интересуются спортом. Единственный человек, который занимается спонсорством, меценатством, — это Саввиди.

— Но и на него есть давление? От губернатора, может?
— Не знаю. Я не владею этой информацией. Сомневаюсь, что на такого человека, как Саввиди, можно надавать. Но уверен, в нынешней ситуации с «Ростовом» он прав на сто процентов. Человек дал заем на 500 миллионов рублей. Он дал его на пять лет. Они его растратили за четыре месяца. Саввиди ничего не понял и попросил отчет. Он, как нормальный человек, который зарабатывает деньги, захотел узнать, как они были потрачены. А его послали в одно место. Кому бы это понравилось?

— «Ростов» обыгрывает «Баварию», становится вице-чемпионом России. Об этом клубе знает вся Европа. Но там нет человека, способного контролировать финансовые потоки. Почему?
— Это уже не ко мне вопрос. До моих мозгов это никак не дойдет. Понятно, что происходит воровство. Тот же Саввиди выступил в прессе и сказал, что не верит в покупку Новосельцева за 8 миллионов рублей. Это нонсенс! Защитник, кандидат в сборную переходит за такие деньги. За него можно было 8 миллионов евро просить! Саввиди попросил показать документы. В ответ — ничего. Вы в курсе последней истории про полет в Мюнхен?

— Проблемы с логотипом на форме?
— И это тоже. Денег не было вообще! Они действительно могли никуда не полететь. И опять выручает Саввиди — дает 67 миллионов рублей, чтобы «Ростов» смог заказать чартер. А в ответ попросил логотип своей фирмы разместить на форме. Но в регламенте УЕФА запрещено включать новых титульных спонсоров. Саввиди этого не знал. Естественно, когда он все это увидел, то встал на дыбы. И имел на это право. Ему никто не сказал, что логотипы трогать нельзя. Поймите, «Ростов» реально мог никуда не полететь.

— То есть сейчас существование «Ростова» зависит только от Саввиди?
— Есть еще один частный инвестор, не связанный спонсор. Но я не хотел бы о нем говорить.

— Если Саввиди решит прекратить финансирование, как это отразится на клубе?
— Считаю, что сильно отразится. Больше давать деньги некому. Губернатор вносит свои 250-300 миллионов, и все. Сам «Ростов» не может зарабатывать. У нас не та страна. Очень-очень все печально.

Уйдет Бердыев — уйдет 70 процентов состава

— С Кириченко вы постоянно на связи?
— Раз-два в месяц созваниваемся, общаемся. Приглашение на матч с «Баварией» — его личная инициатива.

— Просто обсуждаете дела?
— Месяц назад пригласил меня на ужин. Обсуждаем разные вещи. Вспоминаем. Обсудили тактику, сказал, что в 1999 году обыграли «Вартекс» по той же схеме, по которой сейчас «Ростов» играет. Он не помнит, а ему 37 лет. Мне 60 — я помню. Хотя ему тогда и не надо было помнить. У него была другая задача.

— Сейчас его можно называть главным тренером «Ростова»?
— Могу сказать, что из него уже получился тренер. Он участвует в тренировках, руководит ими.

— Чем конкретно занимается сейчас в клубе Бердыев?
— Мне это неинтересно.

— С Иваном Данильянцем знакомы?
— Нет.

— А с Игорем Гамулой поддерживаете отношения?
— Виделись с ним перед игрой с «Баварией», билет забирали. Поздоровались и разошлись. Кстати, еще встретил у стадиона Юрия Красножана с женой. Перекинулись парой слов.

— «Ростов» в весенней части еврокубковой кампании на что может претендовать?
— Если останется тот состав, который сейчас, будет то же самое. Но не забывайте, что все может закончиться уже совсем скоро. Финансовых поступлений нет. У меня достаточно опыта, как футбольного, так и человеческого. Я могу услышать одно слово и сделать определенные выводы. Вы думаете, что Нобоа после игры с «Баварией» зря отметил, что они с Навасом выиграли все и могут спокойно заканчивать? Я к этим словам очень серьезно отношусь. Не говорю, что это будет, но мимо ушей это нельзя пропускать. Плюс у Наваса только-только родился ребенок. Он не хотел играть в этом сезоне, его просто уговорил Бердыев. Какую мотивацию он найдет в следующем году? Жена, наверное, ноет. Денег он в России заработал достаточно. Уверен, что этот сезон для него последний в любом случае. Сейчас они зимой поедут полежать на пляже, заглянут в банк, где лежит хорошая сумма денег. И зададутся вопросом: а надо ли мне все это?

— Многое ведь будет зависеть от того, нужно ли это Бердыеву. Как вам кажется, у него еще есть интерес работать в «Ростове»?
— Не знаю. Меня это мало волнует. Знаю лишь, что если уйдет Бердыев, уйдут еще и 70 процентов игроков — Нобоа, Азмун, Ерохин, Джанаев, Полоз, Эззатолахи. Останутся Гацкан и Калачев. А что дальше?

|Личное дело

Сергей Андреев

Родился 16 мая 1956 года в Ворошиловграде (ныне Луганск), Украина

Амплуа — нападающий

Мастер спорта международного класса

Воспитанник «Зари» (Ворошиловград)

Карьера игрока: «Заря» (1973-1977); СКА (1978-1985); «Ростсельмаш» (1986-1988); «Эстер» (Швеция, 1989-1990); «Мьельбю» (1991-1993); «Ростсельмаш» (1993-1995)

За сборную СССР провел 26 матчей и забил 8 мячей. За Олимпийскую сборную провел 6 матчей и забил 5 голов.

Карьера тренера: «Ростсельмаш» (1995-2000); «Черноморец» (2001); «Салют-Энергия» (2003-2004; 2004-2005); СКА (2005-2006); «Ника» (2006-2007); «Атырау» (Казахстан, 2008); «Донэнерго» (2012-2013); «Вардар» (Македония, 2014-2015); МИТОС (2016)

Достижения в качестве игрока: Обладатель Кубка СССР (1981); Победитель Первого южного дивизиона Швеции (1989); Бронзовый призер Олимпийских игр (1980)

Лучший бомбардир Олимпийских игр 1980 (5 мячей); Лучший бомбардир чемпионата СССР 1980 (20 голов); 1984 (19 голов); Член клуба Григория Федотова.

Тренерские достижения: Чемпион Македонии 2014/15

~~~

Рейтинг@Mail.ru


4