Рашид Рахимов: Слуцкий – мужик грамотный
Обзоры | Встречи Терека | Состав Терека | RSS Чемпионата | RSS Терека

Рашид Рахимов: СлуцкийP— мужик грамотный

Леонид Слуцкий
Леонид СлуцкийФото: ФК «Халл Сити»

Экс-наставник «Терека» Рашид Рахимов пришел в редакцию «Советского спорта» и поделился мнением о новой работе Леонида Слуцкого, системе подготовки тренеров в Европе и объяснил, почему стремится на стажировки в «Хоффенхайм» и «Наполи».

«ПОЗВОНИЛИ КАРРЕРА И ГЛУШАКОВ»

— Как вам новость о том, что Леонид Слуцкий возглавил «Халл Сити»?
— Отлично, просто супер! Он и специалист хороший, и человек. Буду за него переживать. Мы, тренеры, прекрасно понимаем, что в Англии никому не нужны, да и в других странах Европы особо нет спроса. Если в Англию зовут тренера-иностранца, то только с именем.

— Но есть же Славен Билич в «Вест Хэме»!
— Билич пришел в команду, где раньше играл и сделал себе имя, его там прекрасно знали. Я очень рад за Слуцкого! Пусть это Чемпионшип, но все равно Англия. А в таких клубах как «Халл», у англичан, как правило, работают свои.

— Как думаете, получится у Слуцкого?
— Сложно сказать. Мы все знаем Леонида Викторовича, он мужик грамотный, понимает, что надо знать традиции страны, ее ментальность, чай в пять часов и все прочее. Вопрос в другом — какую задачу ему поставят. Плюс есть конфликт между руководством клуба и фанатами, то есть много околофутбольных моментов. В самой команде тоже есть вопросы — как заменить тех, кто уйдет, как самому Слуцкому внедрить себя в нее. Каким будет отношение к первому в истории российскому тренеру? Важно еще, как «Халл» начнет. Если хорошо, легко будет уладить проблемы, а если не очень, придется тяжело. Там ведь могут и не ждать, когда придут победы.

— Вас удивило, как Слуцкий добился приглашения? Уехал в Англию, учил язык, ходил на матчи.
— Удивления не было. Думаю, он получил не то чтобы гарантии, а какие-то обещания, что ему могут помочь. Ну не поедешь ты просто так в другую страну, чтобы ждать и учиться! Он жил в отеле «Челси», занимался в языковой школе, в которую попадет далеко не каждый. Да, принял вызов, молодец! Но мне кажется, если бы у него к лету не появилась работа, он бы вернулся в Россию.

— Вы обыграли «Зенит» и помогли не только «Спартаку», но и ЦСКА, позволив ему обойти питерский клуб. Кто из армейцев позвонил вам с благодарностью?
— Кто именно, говорить не буду, но звонки были. От футболистов ЦСКА? Нет, не от них. Из «Спартака» тоже звонили — Денис Глушаков, Массимо Каррера. Наш клуб поучаствовал во многих моментах: досрочно сделал «Спартак» чемпионом, поменял местами «Зенит» и ЦСКА в таблице. «Крылья», проиграв нам, ушли в ФНЛ. Как следствие «Арсенал» избежал вылета, а «Анжи» покинул зону переходных матчей.

Рашид Рахимов: В Грозном на субботник выходит даже Кадыров

«ХОЧУ ПОУЧИТЬСЯ У НЕАПОЛИТАНЦЕВ»

— Собираетесь стажироваться в Европе?
— Да, в «Хоффенхайме», который с молодым тренером Юлианом Нагельсманном выстрелил в Бундеслиге. Ему всего 29 лет, у него очень много необычных идей, упражнений. И, кстати, не так просто к Нагельсманну попасть на стажировку. Но я хочу. Раз у меня сейчас пауза, надо использовать ее по максимуму.

И еще в «Наполи», если получится. Футбол неаполитанцев довольно скоростной. Знаете, как они действуют при обороне? Занимают участок поля, 30—35 метров вокруг мяча и, отбирая его, не теряют интенсивности при выходе в атаку. Мне интересно, как это достигается.

— Российские специалисты стали активнее ездить на зарубежные стажировки. Наша тренерская школа уже дотягивает до европейского уровня?
— Сложно сказать. Например, у нас во многих клубах до сих пор работают иностранные тренеры по физподготовке.

— Но, к примеру, в сборной, один — испанец Паулино Гранеро, другой — россиянин Владимир Паников.
— Думаю, главный все-таки Гранеро. Очень грамотный специалист. И, кстати, плоды его работы видны: сборная начала играть быстрее. Но все же по интенсивности есть куда расти. Она у нас — одна-две минуты, и все. В Германии интенсивность — 10—12 минут. И футболисты делают около 2500—3000 метров ускорений. Хотелось бы и в России таких результатов.

— Как их добиться?
— Знаете, сколько специалистов и тренеров работают в итальянских клубах? Например, на стажировке в «Фиорентине» я насчитал 14 человек.

— Из предыдущих стажировок что особенно поразило?
— Наверное, поездка в «Севилью», когда там работал Марселино Гарсия Тораль. Я к ним попал в паузу, и между двумя матчами было десять дней. Из них восемь ушло на тактику. И я не увидел ни одного футболиста, который бы устал. Все внимательно слушали. А в России три дня тактики — и приходится давать паузу, чтобы у игроков мозг не перегрелся (смеется).

— Вспоминается, как один тренер показывал своим игрокам нарезки матчей мадридского «Реала». Те начали смеяться: «Зачем это? Нам будет нужно за Роналду повторять?»
— У меня, кстати, однажды была возможность поехать на стажировку в «Барселону». Но подумал: «Зачем?» У меня нет футболистов, играющих на столь высоком уровне.

«ЗНАЕШЬ ТОЛЬКО 10 ПРОЦЕНТОВ»

— Австрийцы и сейчас постоянно вспоминают, как на ЧМ-1978 в Аргентине со счетом 3:2 обыграли ФРГ?
— Да, этого там никогда не забудут. По крайней мере, пока не будет какого-то другого большого успеха. До сих пор, когда играют с немцами и уступают им, пишут: «Того, что было в Кордобе, не получилось». Вообще сейчас в Австрии хорошее поколение футболистов.

— Как они этого добились?
— Сделали акцент на подготовку тренеров. В Австрии, Швейцарии, Германии получить лицензию не так просто, даже на детского тренера. Надо пройти курс, сдать экзамен. Потом год учишься на лицензию категории В — шесть-семь курсов по две недели. Опять экзамен. Если набрал определенное количество баллов, идешь на лицензию А, это еще год с лишним. Потом — годичная практика в клубе первой, второй или третьей лиги. Затем, если отвечаешь ряду требований, подаешь документы на лицензию категории Pro.

— Когда Матиас Заммер ездил на такую учебу, Франц Беккенбауэр заявил: «Какое лицензирование, если он знает больше любого преподавателя!»
— Поначалу все так считают! Он знал то, что прожил, будучи игроком. А как готовить команду, футболистов? Я тоже перед учебой думал: «Послушаю немного да пойду». На практике же много вопросов — можно ли поставить эту тренировку после той, какую паузу дать, и так далее. Начинаешь понимать, что знаешь только 10 процентов.




1