Футбольный клуб | Календарь Премьер-Лига | Состав Терека | RSS Чемпионата | RSS Терека

Кто следующий?

Российские госмессенджеры тоже попадут в реестр
Текст: Татьяна Шадрина
Российская газета - Столичный выпуск —7314 (148)
После напряженного публичного диалога на прошлой неделе главы Роскомнадзора Александра Жарова с фактическим владельцем мессенджера Telegram, сервис был внесен в реестр организаторов распространения информации. Как теперь могут развиваться события, как давно существует этот реестр, есть ли там записи кроме Telegram и появятся ли там еще мессенджеры? Об этом "Российская газета" узнала у замруководителя Роскомнадзора Олега Иванова.


Анонимность, позволяющая террористам скрывать преступные замыслы, недопустима. Фото: depositphotos.com

Роскомнадзор ведет реестр организаторов распространения информации с 2014 года. Как он наполняется? Почему именно сейчас возникло напряжение вокруг данного реестра?

Олег Иванов: Данный реестр действительно был создан в 2014 году в результате принятия "антитеррористического" пакета поправок в действующее законодательство. Этот пакет ввел в правовое поле два новых понятия - "блогер" и "организатор распространения информации". Последнее определение включает любой сайт в Интернете или онлайн-сервис, который позволяет пользователям обмениваться сообщениями или файлами. Это социальные сети, различные форумы и блог-платформы, мессенджеры, файлообменники, видеохостинги.

Главное законодательное требование к организатору распространения информации - он обязан обеспечить хранение информации о действиях пользователей в течение полугода. И предоставить эти сведения по запросу правоохранительных органов при осуществлении ими оперативно-разыскной деятельности. Прежде всего при предотвращении или расследовании терактов.


Роскомнадзор заблокировал шесть экстремистских сайтов

Чтобы государственные органы понимали, с кем они имеют дело, и знали, куда направлять свои запросы, организаторы распространения информации обязаны уведомить Роскомнадзор о начале своей деятельности. То есть предоставить определенный набор контактных сведений. Всего пять идентификаторов: страна регистрации, юридический адрес, доменное имя, почтовый и электронный адреса компании и хостинг-провайдера, а также общее описание функций сервиса. Эти данные вносятся в соответствующий реестр.

Компании включаются в реестр организаторов распространения информации либо по запросу правоохранительных органов, либо по инициативе самого сервиса. По состоянию на вчерашний день реестр содержит сведения о 85 организаторах распространения информации - прежде всего тех, кто уведомил о себе в инициативном порядке.

Иностранных компаний в нем десять. Среди них компании, управляющие популярными файлообменниками (Depositfiles, Letitbit и др.), браузерами (OperaSoftware), видеохостингами (Vimeo), мессенджерами (WeChat, Threema, Telegram).

Принятие в 2016 году поправок в Закон "О противодействии терроризму" послужило импульсом для усиления работы министерств и ведомств по реализации данного закона.

Существует мнение, что после регистрации в этом реестре российские спецслужбы получают возможность читать переписку пользователей. Насколько оно соответствует действительности?

Олег Иванов: Это неправда - содержание переписки закон об организаторах распространения информации ни хранить, ни передавать не требует. С какого сетевого адреса фигурант расследования выходил в Интернет, какие сайты посещал, с кем переписывался, кому звонил в мессенджере, в какое время и так далее. Само содержание переписки пользователей закон об организаторах распространения информации ни хранить, ни передавать не требует.

Обязанности организатора распространения информации возникают в силу закона, а не факта внесения в реестр. Если ваш сервис подпадает под определение организатора распространения информации, вы уже обязаны делать то, что требует закон.


Павел Дуров согласился внести Telegram в реестр Роскомнадзора

Включение организатора распространения информации в реестр означает готовность компании работать в российском правовом поле, следовать требованиям национального законодательства, обеспечивать хранение информации в антитеррористических целях.

А кому еще вы направляли требования о регистрации в реестре? Будут ли в него включены, допустим, такие популярные в России сервисы, как WhatsApp или Viber?

Олег Иванов: Мы находимся в прямом диалоге с большинством крупнейших международных IT-компаний и сервисов - Apple, Twitter, Facebook и WhatsApp, Google, Microsoft, Viber и др. Проходят личные встречи, консультации с их представителями. Мы уважаем право компаний на конфиденциальность переговоров, поэтому не выносим в публичное поле результаты их промежуточных этапов. Эти компании сейчас находятся в процессе принятия решения о внесении в наш реестр. Нужно понимать, что это глобальные корпорации со сложной системой управления и согласования юридически значимых действий. Но для нас важно стремление компании к сотрудничеству. Если оно явно обозначено, у нас есть процедурные возможности для того, чтобы предоставить сервису дополнительное время, необходимое для согласования итогового решения.

Напротив, если компания уклоняется от диалога, игнорирует наши требования или через средства массовой информации транслирует явное нежелание их исполнять, мы обязаны применить предусмотренные законом санкции. В случае с организаторами распространения информации это административный штраф в размере до 300 тысяч рублей или блокировка на территории России. Как вы понимаете, оштрафованы могут быть только компании, зарегистрированные в российской юрисдикции. Для иностранных компаний блокировка их сервисов в России - безальтернативная мера воздействия.

В реестр включено 85 организаторов распространения информации. Больше там тех, кто уведомил о себе сам

В настоящий момент есть несколько иностранных компаний, которые отказались зарегистрировать свои сервисы в реестре организаторов распространения информации. Заблокированы четыре иностранных ресурса - Zello, Line, BlackBerryMessenger, PaulKeever.

Блокировка организатора распространения информации - не вечная мера. Что необходимо сделать компаниям, чтобы снять блокировку? Сколько времени занимает процедура разблокирования?

Олег Иванов: Вы правы, блокировка длится ровно до того момента, пока не будут выполнены требования законодательства. Пример - китайский мессенджер WeChat. Блокировка данного ресурса в мае текущего года продлилась неделю. После того как компания TencentHoldings предоставила необходимые сведения, мы проверили их достоверность, и доступ к мессенджеру был сразу же возобновлен. Связываю данный инцидент со сложностями международной коммуникации. Администраторы китайского ресурса просто вовремя не обратили внимание на требование, поступившее из России, - они подтвердили это нам позднее. Для разрешения этой ситуации нам пришлось задействовать дипломатические каналы.

С внесением в реестр организаторов распространения информации работа Роскомнадзора с ними заканчивается?

Олег Иванов: Да, далее начинается прямая коммуникация сервиса с российскими спецслужбами. Повторюсь - это вовсе не значит, что вся переписка читается. Но у правоохранительных органов должна быть возможность удостовериться в том, что господин N действительно участвует в террористической или экстремисткой деятельности, пресечь его публичную работу в Сети, а также раскрыть его преступные связи. Это нормальная работа спецслужб во всем мире.


Олег Иванов: Содержание переписки пользователей закон об организаторах распространения информации ни хранить, ни передавать не требует. Фото: РИА Новости

После напряженного публичного диалога с руководителем Роскомнадзора Александром Жаровым основатель и фактический владелец мессенджера Telegram Павел Дуров на прошлой неделе согласился на внесение Telegram в реестр ведомства. Однако он продолжает в своих социальных сетях транслировать позицию, что мессенджер не передаст спецслужбам мира ни бита информации о пользователях. Как вы относитесь к такому поведению Дурова?

Олег Иванов: Анонимность мессенджера и абсолютная конфиденциальность коммуникаций внутри него (в том числе за счет использования оконечного шифрования в "секретных" чатах) - та "фишка", вокруг которой Telegram построил всю свою маркетинговую кампанию. Это основа репутационной идентификации сервиса и лично Павла Дурова. Полагаю, что в публичном поле Павел Валерьевич продолжит транслировать указанную позицию. Однако трудно спрогнозировать, что он будет делать, когда спецслужбы с фактами на руках докажут ему, что с помощью Telegram ведется подготовка террористического акта. Что он выберет - абстрактную ценность сетевой анонимности или жизни конкретных людей?

К тому же, на мой взгляд, существует два вида анонимности. Та анонимность, которая охраняет частную жизнь пользователей, является благом. Такая анонимность по факту защищается не только IT-индустрией, но и государствами. Например, право на тайну переписки гарантировано Конституцией Российской Федерации, и закон об организаторах распространения информации, как я уже сказал, не покушается на это конституционное право граждан. Однако есть и другая анонимность, которая позволяет террористам скрывать преступные замыслы. И это недопустимо в цивилизованном мире. Необходимо разделять эти понятия.


20 альтернатив Telegram для общения

В России есть отечественные мессенджеры. Еще вот-вот запустят госмессенджеры, про которые заявляет институт развития Интернета. Их тоже надо включать в реестр?

Олег Иванов: Со стороны российских организаторов распространения информации мы видим полное понимание всех правоприменительных процессов. Никто из них не претендует на какие-либо привилегии при исполнении законодательства. Они все находятся в российском правовом поле, декларируют полное соответствие всем законодательным требованиям и по факту им соответствуют.

Насколько перспективны мессенджеры и можно ли их отличить от других сервисов для общения?

Олег Иванов: Классический мессенджер представляет собой замкнутую систему. Вся коммуникация между пользователями происходит внутри него, и возможность отправить какую-либо информацию на внешний ресурс зависит не только от возможностей самого мессенджера, но и от возможностей операционной системы вашего компьютера или мобильного гаджета. Я полагаю, что если в скором будущем кто-то реализует интегрированный интерфейс, который позволит использовать одновременно все мессенджеры, установленные на вашем устройстве, то, наверное, это будет бизнес-успех. А будущее, на мой взгляд, все-таки за технологией, которая объединит возможности браузера, социальной сети, мессенджера, почты, онлайн-покупок и так далее. Думаю, что ждать этого придется не слишком долго. Процесс взаимного проникновения указанных сервисов уже сейчас идет достаточно интенсивно.




5