Олег Шатов: "Я хочу видеть на поле 11 капитанов, 11 бойцов".

Олег Шатов: "Я хочу видеть на поле 11 капитанов, 11 бойцов".

Полузащитник «Зенита» и сборной России Олег Шатов поделился впечатлениями после Евро-2016 и рассказал о философии Мирчи Луческу и поводах для оптимизма для сине-бело-голубых перед игрой за Суперкубок России против ЦСКА.

— Как прошло ваше возвращение к жизни после чемпионата Европы?

— Немного легче, чем могло бы. Мы прилетели 21-го, а уже 22-го супруга родила второго сына, поэтому мысли были только об этом. Для меня семья — это самое важное в жизни. Когда не было ее, не было детей — был футбол. А сейчас — только семья. Поэтому я сразу переключился. Не то чтобы забыл обо всем, но футбол ушел на второй план. Хотя, конечно, выводы делал: да, то, что произошло, было неприятно, больно, мы не оправдали надежд, подвели страну, родных, близких, которые болели за нас. Но нужно идти дальше. Кто смотрит только в прошлое, останется без будущего. Мне 25 лет, и у меня как у футболиста, и у сборной России в целом это будущее есть. И из любого плохого опыта все равно нужно извлечь урок и, скажу еще раз, идти дальше.

— Как ваш сын? Вернее, уже сыновья.

— Растут! Все хорошо, только сегодня разговаривал по скайпу. Старшему уже год и семь месяцев, уже хулиганит, младший пока только еда-сон, еда-сон.

— Вы читали интервью Леонида Слуцкого после Евро?

— Читал, да.

— Он прав в своих выводах?

— Я думаю, да. Для многих это интервью наверняка стало откровением.

— И для вас?

— Для меня нет. Но для тех, кто боялся говорить правду о тех проблемах, которые существуют в нашем футболе, наверняка стало. Он все сказал по делу и так, что это понятно даже тому, кто только иногда интересуется тем, что у нас происходит.

— Поделитесь тогда вашими собственными выводами: что у вас лично не получилось на Евро? Или не получилось у всей команды, а не именно у Олега Шатова?

— У нас все-таки командный вид спорта, от одного человека не все зависит. Мы все должны быть вместе, биться друг за друга, за страну. Этого не было. Да, можно плохо играть в футбол. Немцы, итальянцы могут быть лучше тебя индивидуально, быстрее, но борьба, желание отдать все силы друг за друга — вот этого нам не хватило. И именно поэтому нам по праву предъявляют претензии.

— Это самое тяжелое из всех ваших поражений?

— Я думаю, в моей карьере — да. После чемпионата мира такого не было, все проходило немного проще. А здесь мы хотя и со скрипом вышли из группы, заскочили в последний вагончик, но ехали туда с большими надеждами. Да, потеряли перед стартом двух лидеров, Денисова и Дзагоева, но повлияло не это или что-то другое само по себе, а разные детали в совокупности. Можно много придумать, пальцев двух рук не хватит, но исход один: мы провели три игры, не показали того, что могли бы показать, и поехали домой.

— Вряд ли у вас было время читать газеты и следить за тем, что говорили о сборной после 21 июля.

— Ну, отчасти я все-таки следил.

— Тогда возможно знаете, что мнений и удивительных идей было много: от желания отправить вас рубить лес до петиции с требованием сборную распустить и собрать новую.

— Конечно, я про это слышал, знаю, что это придумал человек, который признался, что в футболе не разбирается. Но он вправе делать все, что посчитает нужным. Раз собирает подписи — хорошо, пусть собирает. Не устраивают его игроки сборной — опять же, его право. Посмотрим, чего он добьется. Может быть, действительно нас всех распустят и соберут новую сборную? Будет ли он и те, кто эту петицию подписал, счастлив в таком случае? Не знаю.

— Еще одна идея — товарищеский матч любителей против вас.

— Про это тоже читал, да. Что тут сказать? Я в этом принимать участия не собираюсь. Что они хотят доказать? И зачем, как многие, говорить, что из провинции нельзя никуда пробиться? Кто хочет, тот пробь?тся. Я из Нижнего Тагила, даже из маленького поселка. Приезжайте туда и посмотрите, откуда я вышел.

— Вы вспомнили про Тагил, я вспомнил историю про то, что вы решили построить там стадион.

— Он строится, да, мне регулярно присылают фотографии. Это такой небольшой комплекс — искусственное поле, волейбольная и баскетбольная площадки. К середине августа обещают сдать. Наверное, в нашем смысле стадионом это назвать все-таки сложно, но для тех маленьких ребят, которые будут там тренироваться, это будет именно он.

— Там уже есть команда?

— Пока там вообще ничего нет. Возможно, в дальнейшем появится спортивная школа с тренером, и тогда нужно будет набирать ребят. Возможно, будет правильно совместить несколько возрастов, объединить их и постепенно работать. Я их всем необходимым — формой, мячами — обеспечу, будут ездить на соревнования. Если им будет интересно, если будет прогресс, то с удовольствием помогу сделать и еще одно поле, чтобы никто не толпился, а полноценно занимался. Важно помогать тем местам, где ты вырос. Почему нет? От меня точно не убудет.

— Расскажите, что сейчас происходит в «Зените»?

— Естественно, что все изменилось. Начиная с быта — мы живем вдвоем, и я даже не помню, когда такое в последний раз было.

— Вы с кем?

— Со Смольниковым. Так вот, начиная с быта и продолжая тренировочным процессом. Очень много нового, упражнений. Все интенсивно, объемы большие — иногда занимаемся по два с половиной часа, такого тоже давно не вспомню. После каждой игры тренер может устроить разбор по горячим следам. Так что все меняется.

Он говорит, что просматривал многие наши матчи в прошлом сезоне. У каждого есть свое видение и понимание футбола, идеи, которые он хочет реализовать. Луческу хочет владеть мячом, преимуществом, создавать моменты. Для него лучшая оборона — это атака. Над этим мы и работаем. В прошлом году, он приводил примеры, команда была очень зависима от Халка, Данни и Витселя. По разным причинам всех троих сейчас с нами нет. Поэтому мы перестраиваемся. Хотим, чтобы в атаке были задействованы не 3-4 игрока, а больше, чтобы все комбинировали — начиная от вратаря, который вводит мяч, не просто выбивая его на Дзюбу, а отдавая ближнему.

И при предыдущем тренере, Андре Виллаш-Боаше, и его тактике «Зенит» добился результатов. И, хочется надеяться и верить, что с пониманием, опытом и идеями Луческу мы тоже будем побеждать.

— Луческу уже не раз говорил, что в его футболе все должно строиться на взаимодействии, а не на индивидуальных решениях. Для вас это комфортно?

— Комфортно, но я бы не сказал, что он вообще запрещает импровизировать. Он говорит, что мы должны знать, как дойти до определенной зоны на поле. Но когда мы уже перед воротами, то, как он говорит, нельзя сказать, как именно надо действовать, но можно направить, подсказать, чтобы было легче. А решения принимаются на автоматизме, это инстинкт. То есть можно сказать, чтобы пас шел только налево, но в игре иногда полезнее сделать иначе.

Так что я не скажу, что у нас теперь запрет на индивидуальные действия. Они есть и всегда будут. В атаке тяжело все делать по шаблону. В обороне — да, можно объяснить, кто за что отвечает, за какую зону, какую ногу. В нападении же все как раз больше строится на импровизации.

— Тогда вопрос по вашим двум индивидуальным действиям в игре против «Базеля». Во-первых, выход один на один в первом тайме. Можно было отдать на вроде бы свободного Евсеева, но вы решили сыграть в мини-футбол.

— Я перед Евсом извинился — понимаю все, он столько пробежал, открылся. Это товарищеская игра, мы уже вели, так что я принял другое решение. Глупое и некрасивое.

— Во-вторых, ваш жест после того, как судья назначил второй пенальти. Вы что-то неясное показали руками.

— Показал, что получилось «два в одном» — два пенальти в одном моменте. Сначала на мне был фол — я убрал игрока, он ударил мне по ногам. Я упал, поднял голову — и смотрю, как рядом летит Саша Кержаков. Было смешно, давно такого не видел.

— Кержаков поможет «Зениту»?

— Саша — опытный футболист, легенда российского футбола, «Зенита». Думаю, такой человек нужен команде. Но все зависит от него самого. От того, как он будет вести себя, как будет играть. На него многие будут смотреть и равняться. Судя по тому, что он говорит и в команде, и в интервью, до футбола он еще очень голоден. У него горят глаза. Он поехал в «Цюрих» бесплатно, полгода не получал денег, но у него была задача играть. У него есть амбиции, а это самое важное. И я хочу, чтобы в команде у всех было так. Чтобы глаза горели у всех, чтобы не было таких людей, которые не бездарно, но спустя рукава относятся к своему делу.

— Тогда последний вопрос. Меньше 10 дней до Суперкубка. Дайте всем нам повод для оптимизма.

— Естественно, все будет хорошо, и по-другому никак. Я не считаю, что команда уровня «Зенита» даже при потере нескольких игроков должна как-то страдать. Даже если бы ушли Дзюба, Шатов и Смольников, то команда бы не пострадала. От нас ушел Халк — да, мы во многом мы потеряли. Но в каких-то вещах можем стать более сильными. В первую очередь, в плане организации. Естественно, Халк был лидером, его будет не хватать, это на сто процентов так, но уверен, мы перестроимся. Да, в первое время будет не так просто. И, возможно, по игре за Суперкубок еще нельзя будет делать выводов о том «Зените», который затем сыграет в чемпионате. Но мы точно выйдем на этот матч, чтобы как никогда дать бой ЦСКА. И они поймут, что легкой прогулки с нами у них не будет и в этом сезоне.

— Есть мнение, что если кто-то и может заменить Халка, то это вы.

— Хм. Если кто-то так считает, значит, верит в меня, спасибо за это. И я, конечно, буду делать все, чтобы принести пользу «Зениту», буду отдаваться и биться за клуб. Ну а дальше будет видно. Я не хочу, чтобы у нас был Шатов вместо Халка. Я хочу видеть на поле 11 капитанов, 11 бойцов, 11 человек, которые знают свою цель, они голодны до нее и готовы идти и добиваться результата. Несмотря ни на что, ни на какие травмы, преграды и разговоры. Чтобы они были готовы идти до конца. Чтобы это был коллектив единомышленников, - цитирует Шатова официальный сайт «Зенита».

Рейтинг@Mail.ru


0