Йоан Молло: В России красивые женщины, но во Франции все равно лучше

Йоан Молло: В России красивые женщины, но во Франции все равно лучше

Йоан Молло
Йоан МоллоИсточник: ФК «Крылья Советов»

У «Краснодара» кошмарная статистика личных встреч с «Крыльями Советов»: 1 победа, 4 ничьих, 5 поражений. Sovsport.ru рассказывает о лидере самарской команды, который в среду постарается еще больше насолить южанам. 26-летний француз слывет у себя на родине неуживчивым парнем и большим воображалой, поскольку предпочитает прямо говорить, что думает. Таким же он предстает и в недавнем интервью изданию SO FOOT.

В РОССИИ МЕНЯ НИКТО НЕ ДОСТАЕТ

- Как это тебя угораздило оказаться в России прошлым летом?
- Всю предсезонку провел в «Сент-Этьене», все было вроде нормально, думал, что останусь в команде. Но в первом матче Лиги Европы оказался на скамейке. В первом матче чемпионата - тоже. Мне совсем не хотелось торчать в запасе — то выпустят, то нет. Но что было делать? Ждал своего шанса. Но ничего не менялось. Мне дали понять, что во мне особо не нуждаются. И когда «Крылья» сделали предложение, а я был у них на карандаше в то трансферное окно, конечно, двинул туда! И очень рад, что так случилось.

- Как тебе живется в России?
- Как и везде. Я домосед, работяга. Эта страна мне нравится, там меня никто не достает. Франк Веркотерен доверяет мне, и я оправдываю его доверие. Это отличный тренер, и вообще, весь штаб - классный, многому меня научили. Беру уроки русского языка. Я вообще люблю изучать иностранные языки. Говорю на испанском, английском и французском. И еще один язык - русский — не помешает. Кое-какие слова я уже умею говорить - как дела, спасибо. Раз живу там, надо все-таки быть своим!

- Ты свой и для русских женщин?
- Там очень красивые женщины, но если честно, во Франции все равно лучше! У русских женщин красивее лица, но все они ведут себя как-то ненатурально, как манекены. Да потом все тощие, такие мне не нравятся.

УЧИЛСЯ ТОЛЬКО РАДИ МАМЫ

- У тебя ведь до того как, стал футболистом, была еще одна профессия на примете—
- Мои родители держали кабачок, работы там было невпроворот. Я думал: «Если надо, буду там работать». Но потом целью стал футбол.

Когда заболел футболом?
- Сначала я ненавидел футбол. У меня были другие занятия: карате, теннис и все такое. А потом в один прекрасный день, мы с отцом смотрели по телевизору матч «Марселя», я подошел к экрану, ткнул в него пальцем и сказал, что хочу играть в этой команде. Отец обрадовался, повел меня и записал в клуб.

Ты родился в Мартиге (городок недалеко от Марселя — Прим. ред.). Какое было у тебя детство?
- Да лучше не бывает! У меня были лучшие родители в мире. После тренировки меня забирал папа и покупал пакетик конфет. Он был моим первым учителем. Говорил мне, что если буду хорошо тренироваться, купит мне Game boy. Я всегда жил скромно, всегда мне были нужны какие-то стимулы.

А учился в школе?
- Я хотел всегда быть на виду. Из-за того, что, может быть, был несколько неуверен в себе, и потому что успеваемость была нулевая. Всегда было трудно заставить себя делать что-то, к чему душа не лежала. Учился только ради мамы. Когда меня спрашивали, кем хочу стать, отвечал — футболистом, а мне говорили: это не профессия. Но я повторял: футболистом.

- Начал заниматься футболом в «Марселе», но первый контракт подписал с «Монако»—
- Все в «Марселе» было хорошо, но там все-таки было трудно раскрыться. В те времена в клубе особо не занимались школой. Чувствовал, что здесь мне не место. Были разные варианты, и я выбрал «Монако», даже сам не знаю, почему. Мне было 14 лет, хотелось расти, а «Монако» был по кайфу — вот и все.

- В «Монако» получалось прогрессировать?
- Когда ты все время под крылышком родителей, а потом вдруг оказываешься один на один с окружающим миром, всегда трудно. И реагируешь на все не так, как надо, и слова говоришь не те. Теряешь опору в жизни. Это отразилось на моей игре. Было трудно и психологически, и физически. Я скучал по родителям, был таким несчастным. И не мог никак заявить о себе. Многие ребята уже были самостоятельными, я же был еще ребенком. Но сегодня могу сказать спасибо всем, кто меня окружал, благодаря им я стал человеком. В «Монако» был один из лучших учебных центров во Франции. Честно говоря, не жалею ни о чем, снова бы повторил этот путь.

КАЖДОЕ УТРО — УЛЫБКА ДО УШЕЙ

- В 2007 году «Монако» победил в соревновании дублирующих составов.
- Это была такая конфетка для меня. Мне все давалось с трудом, никто меня не продвигал. Я всегда оставался в тени других. И только много позже смог как-то заявить о себе. Но тогда был счастлив! Каждое утро встаешь, улыбка до ушей, ради этого стоит жить!

- Через год ты дебютировал в главной команде - в дерби против «Ниццы». Мечта сбылась?
- Прежде всего была гордость не только за себя, но и за папу. Он всегда верил в меня. В нашей семье было не принято изливать душу, восемь лет мне никто не говорил, правильно я все делаю или нет. С детских лет живешь этим моментом: ты — в раздевалке, надеваешь майку со своей фамилией на спине— Сотни раз думал об этом. Я даже помню, что как только впервые получил мяч, прокинул его кому-то между ногами.

- А свой первый гол несколько месяцев спустя в ворота «Лорьяна» помнишь?
- Как будто это было вчера! Я не хотел бить по воротам, хотел сделать передачу. Но бегу, никто меня не атакует, думаю: «Йоан, почему бы и нет?» Когда бил - зажмурился, открыл глаза - мяч уже в сетке! Говорю Саше Ликата: «Братуха, я забил в чемпионате».

- Летом 2010-го ты не продлил контракт с «Монако». Что произошло?
- В конце сезона получил травму, мне сказали, что я не соответствую уровню команды. Хочу дать небольшой совет футболистам: выбирайте правильно агента. Среди них есть и хорошие, и плохие. Ты им интересен только как товар. Здесь нет места каким-то сантиментам. Даже если некоторые говорят, что они чуть ли не члены твоей семьи, все это вранье.

- Ты перешел в «Кан». Новый клуб, новая жизнь—
- Да, новая жизнь— 300 дней этой жизни проиграл в Call of Duty! С тех пор видеть не могу приставку! Но в те времена я был горячий парень. Я такой — если уж за что взялся, весь отдаюсь этому.

- Но ведь ты еще и в футбол играл—
- Меня в клубе очень хорошо приняли, но я очень быстро получил травму. Потом вернулся, но у команды был спад. После зимнего перерыва мы как-то встряхнулись, я забил несколько важных голов. Болельщики и стадион — все было супер.

- В феврале 2011-го ты забил со штрафного родному «Монако». Какие были чувства? Ты много чего тогда наговорил прессе.
- Честно говоря, не думал, что забью. Ударил, все как-то расступились, и мяч оказался в воротах. Я был недоволен, как со мной поступил «Монако». Было очень обидно. Когда ты молодой, то не отвечаешь, все сносишь. Но всему есть предел. Это была одна из самых больших ошибок молодости. Не надо было говорить того, что я тогда сказал. А гол мне не доставил радости, и отмечать его было не в кайф.

ЧТОБЫ ПОЗНАКОМИТЬСЯ С ЖЕНЩИНОЙ, НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ИДТИ В ПИВНЯК

- В июне 2011-го ты вернуться в «Монако», чтобы помочь клубу вернуться в высший дивизион. Но вдруг тем же летом взял и отправился в «Гранаду»—
- Клубу нужны были деньги, а тут подвернулся вариант с «Гранадой». Очень не хотелось уезжать, но у меня оставался год до конца контракта, и я не хотел уходить на правах свободного агента. А так хоть какие-то деньги принес клубу. «Гранада» - амбициозный клуб, испанская лига всегда мне нравилась. Я допустил ошибку: поговорил только со спортивным директором и не встретился с тренером. Думал, что меня ждут, а оказалось, меня никто не знает. Тренер понятия не имел, кто я такой.

- После «Гранады» тебя арендовал «Нанси». Там сначала все было хорошо, и вдруг случился конфликт с тренером Жаном Фернандесом—
- Когда появился в команде, первым делом спросил Фернандеса: «Если буду в порядке, дадите ведь играть?» Он сказал: «Да». Но в футболе, когда все идет хорошо, все довольны, когда же что-то не клеится, начинают валить вину на других. Не могу сказать, что Фернандес - плохой тренер, но точно не самый лучший. Но тренер всегда прав. Я уже говорил, что учился на своих ошибках и понял, что собачиться с кем-то — это пустое. Зачем подливать масла в огонь? Когда молод, надо закрыть рот и делать свое дело. И думать только о хорошем. А наша профессия — это самое хорошее, что есть в жизни.

- В 2013 году ты решил перейти в «Сент-Этьен». Почему?
- Когда один из пяти лучших клубов Франции делает предложение, разве есть выбор? Конечно, сразу согласился! Кроме того, «Нанси» решил экономить на зарплатах. Так что и мне было хорошо, и клубу. Все остались довольны. Выяснилось, что в «Сент-Этьене» замечательные болельщики, классные игроки. Я жил в деревне, снимал дом. Было так спокойно. Можно было и погулять, выйти в народ. Вот только незадача — я не пью, не курю, не люблю тусовки. Да, люблю женский пол, но для того, чтобы с кем-то познакомиться, совсем не обязательно идти в пивняк.

- Тебя еще никто не охмурил?
- У футболистов совершенно особые отношения с женщинами. Я еще не женился, потому что в определенный момент возникает вопрос: «Зачем она нужна здесь?» Я всегда отдавал всего себя только работе, ну а с женщинами никогда каких-то серьезных отношений не заводил. Есть главное в жизни и есть второстепенное, а карьера футболиста - очень коротка. Позже, конечно, создам семью, но всему свое время.

КАКОЙ В ЭТОМ СМЫСЛ - ПЫТАТЬСЯ ВСЕМ УГОДИТЬ?

- Ты сейчас живешь вдалеке от Франции. Удается следить за нашими новостями?
- Всегда! Но, конечно, не могу уследить за всем. Все-таки я простой парень. Политика, например - это не мое. Я занимаюсь своим делом, а президент — своим.

- Ты говорил в одном из интервью, что в душе у тебя много печали. Объясни.
- Все думают, что у футболистов легкая жизнь, есть деньжата. Но никто не думает о том, чем ты жертвуешь, о твоих невзгодах, о вынужденных решениях. Не скажу, что в обычной жизни так уж счастлив, это было бы враньем. Конечно, мне повезло с нынешней работой, но каждому — свое. Я знаю, что должен пахать, вот мое предназначение в жизни. Иначе бы ничего бы не достиг. Я очень требовательный к себе человек. Никогда ни на кого не свалю вину. Если уж совершил глупость — сам виноват. Прежде чем судить других, посмотри на себя.

- Ты человек верующий, часто ходишь в церковь. Какие у тебя отношения с Богом?
- Вера — часть меня. Она меня возвышает. Я стараюсь быть лучше, насколько это возможно. Я никогда не крещусь перед матчами. Но Бог всегда со мной. Если у тебя есть какая-то мечта, и ты хочешь, чтобы она исполнилась, готовься к тому, что придется страдать. Вся жизнь — сплошные испытания. Все зависит от того, как ты к ним относишься. Но надо знать, что всегда воздастся тем, кто терпелив. Стойкость человека проявляется, когда на него сваливаются неприятности. Думаю, 95 процентов из того, что выпало мне испытать, мало кто выдержал бы. Я всегда был верен себе. Я всегда приезжал на тренировку первым и уезжал последним. Когда перед тобой стена, ты бьешь в нее, бьешь и, наконец, она рушится. Все это требует работы над собой. Надо понимать, что ты хочешь в жизни, и что готов для этого сделать.

- Откуда у тебя такой железный характер?
- На самом деле, многие не хотели, чтобы у меня что-то получилось. Но мои родные меня очень любили, и я всегда хотел им воздать тем же. Я никогда не возвращался домой с мыслью, что я ничтожество и что такова судьба. Вот почему вся моя жизнь — это моя профессия, ничего другого я делать не умею.

- О тебе много чего писали. Настоящий Йоан Молло — он какой?
- Где бы я ни играл, везде меня изображали в совершенно искаженном виде. Каждый раз получался какой-то новый Молло. Но я такой же простой парень, как ты. Только чуть больше денег и умею играть в футбол. Но что бы я ни делал в жизни, цель была одна — быть счастливым. Но мы живем в мире, где царит зависть. Здесь никогда не будет единодушия. Да и вообще, какой в этом смысл - пытаться всем угодить? 

~~~~~~

Рейтинг@Mail.ru


0