Николас Ломбертс: Политики делают конфликты серьезнее, чем они есть

Николас Ломбертс: Политики делают конфликты серьезнее, чем они есть Футбол. Персона

Николас Ломбертс в матче с Гентом
Фото: ФК «Зенит»

Иногда питерский славный бельгиец смотрит на тебя с мукой, которую принимаешь за ненависть: почти десять лет Николас Ломбертс отдувается за партнеров перед журналистами, будучи не в силах побороть врожденную интеллигентность и отказать в беседе. Даже когда пробил его звездный час и Нико прибыл с «Зенитом» в родную Фландрию, откуда уезжал когда-то очень-очень давно. Ломбертс играл за Гент и за Брюгге, города, первый пиар которым сделал Шарль де Костер в своей «Легенде об Уленшпигеле». Причем, Гент упоминается в книге чаще, чем знаменитый на весь мир Брюгге — победа 40:34.

Все двадцать четыре часа, что предваряли матч «Зенита» с «Гентом», Ломбертс давал интервью, общался с родственниками и знакомыми и в какой-то момент напоминал гроссмейстера, дающего сеанс одновременной игры на центральной площади китайского мегаполиса. Приятно, что Нико не обошел при этом вниманием «Спорт День за Днем». Успели и две предстоящие жеребьевки обсудить, и даже поспорить о русском и европейском порядке.

Нельзя из всего делать проблему

— Нико, давайте честно: Гент, или Брюгге?
(Долго смеется). Как город, наверное, все-таки Брюгге. Если говорить о команде, то она сейчас сильнее у Гента.

— Если бы вы не родились в Брюгге, мнение было бы иным?
— Нет, все равно Брюгге. Более красивый город. Он до сих пор сохранил свое средневековое очарование, сами знаете, сколько туда ездит туристов. Сами-то что выбираете?

— Наверное, согласен с вами. Но однажды сказал вам, что мне нравится фильм In Brugge (в русском прокате — «Залечь на дно в Брюгге) и мне показалось, что вы даже обиделись. Столько там черных шуток про Бельгию—
— Нет-нет, не обиделся! Просто мне как раз этот фильм не очень нравится. Приятно, конечно, видеть Брюгге на экране, но для меня бывает и более привлекательное кино.

— Нынешний «Гент», наверное, сильно отличается от того, из которого вы переходили в «Зенит»?
— Абсолютно другая команда, конечно. Тогда у клуба вообще не было денег, руководство искало молодых игроков бесплатно, чтобы потом заработать на их продаже. Сейчас и стадион свой есть, и деньги на футболистов, чтобы конкурировать с «Андерлехтом», «Брюгге» и «Стандардом». Когда я играл, годовой бюджет был около двенадцати миллионов. Сейчас — 25. Но состав и в те времена был интересный: я играл вместе с Мбарком Буссуфа, Брайаном Руисом. До сих пор дружим с Жилле из «Андерлехта». Занимали ведь два раза четвертое место, но успех развить не удавалось, потому что приходилось каждый год продавать игроков.

— Можете себе представить, как бы развивалась ваша карьера, если бы десять лет назад не уехали из «Гента» в «Зенит»?
— На самом деле, я очень хотел уехать после трех лет. Останься тогда, наверное, закончил бы университет и был бы сейчас таким обычным семьянином (Смеется). А так посмотрел мир и чувствую себя по-настоящему счастливым. В «Зените» мне комфортно, у нас хорошая команда, которая всегда борется за победы. Ну и платят хорошо, не без этого! (Улыбается). И помимо всего прочего, я очень люблю город Санкт-Петербург. Чувствую себя в нем более свободно, чем в Бельгии. Дома у меня ощущение, что ничего нельзя. Все запрещено!

— Не понимаю, что значит, ничего нельзя. Русские игроки, которые перебирались в Лондон, считали ущемлением своих прав невозможность парковаться на тротуаре, к чему они привыкли дома. Мне кажется, это здравое ограничение.
— Согласен. Но нельзя делать из всего проблему. Ты превысил скорость всего на пять километров, и тебя уже штрафуют!

— Я родился и вырос в России, но мне не хватает вашего порядка.
— Слишком много порядка — тоже плохо. Иногда не помешает немного беспорядка (Смеется). Чтобы купить в Бельгии хорошую машину, ты должен заплатить невообразимо большой налог. На тебя могут подать в суд за все что угодно. Еще, к примеру, всем везде запретили курить (в России, кстати, тоже). Я сам не курю, мне все равно. Но если людям нравится курить, почему они не могут этого делать?

— Потому что это мешает кому-то еще.
— Окей, значит, нужно создавать специальные зоны для курильщиков. У нас скоро дойдет до того, что запретят курить на улицах, вот увидите. Так по мелочи набирается уйма запретов, которые раздражают. Большие налоги, тем более по сравнению с Россией. Теперь вот еще нужно бояться террористов—

— Может, вам по окончании карьеры остаться жить и работать в России? Руководство клуба наверняка было бы не против, чтобы один из игроков, так давно и тесно связанный с «Зенитом», стал бы одним из руководителей.
— Я бы мог, но единственное, что меня останавливает — моя семья, по которой очень скучаю.

— От Бельгии до России не очень далеко, можно жить на два дома.
— Когда дети пойдут в школу, ты не сможешь сказать себе: окей, я буду жить шесть месяцев в Бельгии и шесть месяцев в России. Сейчас строю дом недалеко от Брюгге, что тоже привязывает меня к родным местам.

С нетерпением ждем ПСВ!

— «Зенит» досрочно вышел из группы Лиги чемпионов с первого места. Для вас это—
— Сюрприз. Скажи мне кто об этом заранее, не поверил бы.

— Даже изучив нынешнее положение дел в «Валенсии» и «Лионе»?
— «Валенсия» покупала в последнее время игроков не меньше, чем «Манчестер Сити». Поэтому от нее можно было ожидать чего-то большего. Так или иначе, к пятому туру у нас был абсолютный результат, чем не могла похвастаться даже «Барселона». Это очень здорово, неожиданно.

— Не слишком ли это странная Лига чемпионов, в которой «Реал» выигрывает 8:0, «Рома» проигрывает «Барселоне» 1:6? Не мельчает турнир?
— «Реал», конечно, может выиграть у «Мальме» 8:0. Но когда «Рома» проигрывает 1:6— Каждый год бывают какие-то странные результаты. Футбол непредсказуемая вещь. Когда ты точно знаешь, что победят «Барса», «Реал» или «Бавария», это не очень интересно. Надеюсь, более маленькие клубы смогут подтянуться и оказывать конкуренцию грандам. В футболе все меняется каждую неделю. Сейчас «Рома» не в форме и проигрывает 1:6, а через неделю все может быть по-другому. Зависит же все, к счастью, не только от того, какие деньги тот или иной клуб потратил на состав, но и актуальная форма команды. Вспомните, как «Рубин» выиграл у «Барселоны» — это был яркий пример того, что бывает, когда конкретная команда хороша здесь и сейчас.

— Кого предпочтете видеть соперником «Зенита» в плей-офф Лиги чемпионов?
— ПСВ было бы очень неплохо! Понятно, что на этой стадии совсем слабого соперника не найдешь, но не хотелось бы нарваться на что-то очень сильное. Наша задача — попасть в четвертьфинал. Попадешь туда — и никому не будет дела до того, с кем ты играл, ведь это настолько крутая стадия!

— А если получите ПСВ и проиграете, что тогда кто скажет?
— Плохо будет! (Смеется). На самом деле, придется трудно в любом случае, ведь это будут наши первые игры после зимнего перерыва. Всегда тяжело к ним готовиться. Проиграть можно кому угодно, но, думаю, и выиграть мы способны практически у любого.

Не целуйте чужих женщин!

— То, что «Зенит» так по-разному играет в Лиге чемпионов и в чемпионате России косвенно говорит о том, что летом, скорее всего, будут большие перестановки—
— Мне трудно сказать, я ведь не смотрю по сторонам, сосредоточен на себе. В целом ведь это нормально, когда в конце сезона кто-то уходит, а кто-то приходит. Но, знаете ведь, происходят часто неожиданные вещи, как с этим лимитом—

— Вы столько живете в России, и не понимаете, что происходит?
(Смеется) А вы понимаете?

— Мне 36, я всю жизнь с маленькими перерывами здесь живу и тоже практически ничего не понимаю.
— Это тяжело понять. Если ты знаешь за два года, что будут изменения в правилах, то можешь успеть подготовиться и адаптироваться к новшествам. Взять, например, больше русских игроков. Но в такой ситуации, как произошла прошлым летом, невозможно планировать сделки. Точно так же, как и сейчас сложно предсказать, каким «Зенит» предстанет летом.

— Хотели бы сыграть с Россией в финальной стадии Евро-2016?
— Было бы интересно, и я бы встретил такой результат жеребьевки с особым чувством. Может, лучше все же попозже с Россией встретиться. В плей-офф.

— Бельгия на первом месте в рейтинге. И как оно — чувство эйфории?
— Уникальное ощущение! На самом деле уйма людей кругом говорит: «Это неправильно, что вы на первом месте. Вы — не лучшая команда в мире». Может, и не лучшая. Но в рейтинге такое может случиться, и Россия, например, если окажется на нашем месте, тоже будет гордиться таким достижением! И вам тоже будет не нравиться, когда кто-то выскажется снисходительно. У всех есть шанс стать первыми. И я надеюсь, что Бельгия останется на первой строчке как можно дольше. Хотя если спросите, что я выберу — первое место в рейтинге, или победа на чемпионате Европы, выберу второе.

— Вы неплохо говорите по-русски. А читать можете?
— Да, могу. Но не так, что понимаю каждое слово. У вас все же сложный язык.

— То есть, наши СМИ на вашу психику не оказывают серьезного воздействия? И вы не читаете про то, как опасно жить сейчас в Бельгии, или во Франции?
—  Слышал об этом, но не думаю, что это проблема только российской прессы и телевидения. В Бельгии все убеждены, что в России тоже все опасно, что по улицам все ходят с автоматами Калашникова. Стереотипы есть везде. Когда человек читает газету, он не задумывается, правда все это, или нет. Вы смотрите новости в разных частях света, и на ту же Сирию и Украину вам выдадут самые противоположные взгляды. Хотя понятно, что правда — посередине. На самом-то деле Россия и Европа не имеют ничего друг против друга, но через прессу создаются стереотипы и у вас возникает ощущение, что мы чуть ли не воюем. Европа слушает, что говорит Америка, Россия высказывается против Америки— Россия дружит с Асадом, Америка — с Саудовской Аравией. Все это политика. У каждого свои интересы, которые блокируют компромиссы. И большие державы делают конфликты более серьезными, чем они могли бы изначально быть.

— Эрик Хаген, с которым вы играли, говорил, что больше всего его раздражает привычка русских топтаться друг у друга за спиной в очереди в банкомат, нарушая личное пространство. А что вас раздражает у нас больше всего?
— Пожалуй, ничего. Единственное, что меня поразило, когда я только приехал — то, что у вас не принято, здороваясь с женщинами, пожимать им руку и целовать в щечку. И когда я это делал, знакомясь с подругами или женами партнеров по команде, те смотрели на меня большими глазами: совсем охренел, что ли?! (Смеется). Но это не плохая привычка, просто другая культура.

— Планы на отпуск уже, понятно, знаете?
— Ничего нового. Мальдивы и Дубаи. Хотел бы поехать на Бали, но там дожди могут быть, да и лететь много дальше. Подумываю однажды поехать на сафари в Африку, но, пожалуй, когда будет больше свободного времени.

Гент
~

Рейтинг@Mail.ru


3