Павел Могилевец: Перед допинг-контролем больше всего боялись московской пиццы

Павел Могилевец: Перед допинг-контролем больше всего боялись московской пиццы Футбол. Персона

Павел Могилевец
Фото: «Спорт День за Днем»

23-летний воспитанник Академии «Зенита», проведя фантастический год в «Ростове», вернулся в родной город и  ждет решения своей судьбы.

Получился нормальный сезон

— Павел, как вы сами оцениваете минувший сезон? Удался он вам?
— Получился нормальный сезон. Он стал для меня первым полноценным, и благодаря партнерам, тренерскому штабу для меня он получился достаточно ровным. Я не сказал бы, что провалил какую-то игру. Если только на самом старте, когда притирался к партнерам. В остальном же все было нормально.

— Вас в «Ростов» приглашал Курбан Бердыев?
— Да, мне сказали, что есть интерес со стороны «Ростова». Но я еще не знал, что там за тренер, что за команда. А потом мне позвонил Курбан Бекиевич, я взял буквально два часа на размышление и согласился.

— Что конкретно он говорил?
— Сказал, что он лично и «Ростов» во мне очень заинтересованы, даже отметил, в каких схемах меня видит.

— Неужели сразу стал говорить о тактике?
— Да, это меня приятно удивило. Получается уже в первом же телефонном разговоре он чему-то меня обучил. Сказал, что рассчитывает на меня, но конкуренцию никто не отменял. Все будет зависеть от меня, но искусственно сдерживать мое развитие никто не будет.

— Правда, что помимо «Ростова» вас хотели видеть и в «Рубине», где вы уже выступали на правах аренды?
— Да, какие-то разговоры о «Рубине» были. Мной интересовался лично Билялетдинов, я обсуждал возможность перехода с тренером. Но конкретно в «Зенит» никаких предложений не поступало.

— Андре Виллаш-Боаш ничего вам так и не объяснил?
— Личных разговоров не было. Единственный раз, когда он со мной пообщался, — еще до возвращения в «Зенит» из «Рубина». Однако уже после первой половины сезона стало понятно, что тренер на меня особо не рассчитывает. И я попросил отпустить меня в аренду. Но тогда сломался Виктор Файзулин, плюс уже было понятно, что лимит ужесточат. Сказали, чтобы я на всякий случай остался.

— Тем не менее, когда вы все-таки ушли в «Ростов», Виллаш-Боаш сказал, что Могилевцу нужно было больше работать, чтобы попасть в состав. Получается, упрекнул вас в чем-то?
— Я не знаю, почему он так сказал. Если реально смотреть на вещи, то в классе и в опыте я уступал конкурентам. Но скажу честно, я очень старался и много работал. Однако, когда тебя не выпустили в одном, втором, третьем матчах, настроение становится все хуже и хуже. Я переживал из-за этого, работал индивидуально. Да, я не воспользовался теми несколькими шансами, которые мне дал тренер. Но там за весь сезон получилось, что я один матч полный наиграл, 93 минуты.

— Вот вы оказались в Ростове. Какие клуб предоставил бытовые условия? Ведь много говорят о бедности ростовчан.
— Насчет финансовых условий мне говорить сложно. Мне-то платил «Зенит», а это значит — в срок. Что касается бытовых условий, то квартиру быстро нашли. Да и город мне очень понравился.

«Ростов» — тренерская команда

— Помимо незнакомого города был и незнакомый коллектив. Как проходил процесс адаптации?
— Я присоединился к команде на сборе в Сербии. Меня удивило, что на контракте находилось человек восемь, остальные, как и я, на просмотре. Мне очень помогло, что в «Ростове» уже играл Денис Терентьев (бывший защитник молодежного состава «Зенита» и «Зенита»-2. — «Спорт День за Днем»). Он помог мне войти в коллектив, а потом приехал и Сесар Навас, с которым мы играли в «Рубине». Да и тренеров многих ростовских я знал. Первая неделя была, конечно, не простой, но потом со всеми подружился и все пошло хорошо.

— В игре 3-го тура с «Краснодаром» вы были очень близки к победе, но сыграли вничью 0:0. После матча вы сказали, что этот «Ростов» будет прогрессировать дальше. Могли тогда предположить, что прогресс будет таким?
— Конечно, нет! Никто не ожидал. По-моему даже для тренерского штаба такое место «Ростова» по окончании осенней части сезона стало сюрпризом.

— Осенью «Ростов» срывал даже кубковый матч с «Тосно», отправив на игру дублирующий состав из-за забастовки по невыплатам зарплаты. Но на результатах это не отражалось. Почему?
— Это все Бердыев. И все игроки выкладывались по полной. Хотя, мне кажется, что главная идея тренера — наличие Наваса и Кристиана Нобоа на поле. Именно им была отведена основная роль в тактических построениях.

— Говорят, что Бердыев проводит теоретические занятия не на макете, а лично ходит и водит каждого за руку по полю, рассказывая, где тот должен располагаться.
— Нет, нет (улыбается). Все это неправда. В «Ростове» у нас такого не было. У нас есть макет, нас собирают и все быстро, четко объясняют. Нет такого, чтобы стояли два часа, смотрели на доску и размышляли. Как правило, укладываемся в пять минут, и все становится понятно.

Нобоа и Навас хорошо говорят по-русски

— То есть неверно утверждать, что Бердыев всегда говорит о тактике.
— Мне кажется, что он учится каждую игру. Постоянно приходит с новыми знаниями. Он тонко чувствует процессы в команде. Где-то нужна теория, где-то ее не должно быть слишком много. Он все это понимает. И грамотно использует время.

— Очень требователен тренер в плане дисциплины игровой и бытовой?
— Да, но его требовательность зависит от каждого конкретного игрока. Например, Нобоа и Навас уже знают требования. И даже если на тренировке тот же Нобоа сыграет где-то не так, как просит тренер, Бердыев не обратит на это внимание. Потому что понимает: в матче будет сделано так, как нужно. А, допустим, более молодым, таким как я, он говорит, что сначала нужно научиться делать, что требуется, а потом уже добавлять импровизацию.

— А следил ли он за вами вне тренировочного процесса по примеру Сэра Алекса Фергюсона в «Манчестере». Говорят, что когда игроки приходили к нему на тренировки, он знал уже все о том, что они делали вечером?
— Такого не замечал (улыбается). Он создал такую атмосферу, в которой каждый понимал свою роль. Все друг друга уважали и не хотели подводить. Мы знали, к чему идем, понимали, что нужно сейчас выложиться, а потом зимой пауза. Тоже самое весной выложиться, а летом пауза.

— В гневе Бердыев страшен? Может, как Фергюсон бутсой кидать?
— До игры в перерыве и после все максимально спокойно. Мне есть с чем сравнивать. В том же «Рубине» и крики были и многое другое, но я понимаю, что этим делу не поможешь. Когда говорят спокойно, ты легче воспринимаешь информацию. Уже потом на разборе тебе могут рассказывать о твоих ошибках немного в другом тоне. Но и в этом случае, Бердыев повышал голос, по-моему, два-три раза за сезон. У меня была такая ситуация, один раз он мне серьезно «напихал». Я недоработал в одном из моментов. После этого мне было так стыдно, что впоследствии в чемпионате я старался не допускать таких ошибок. Причем он не кричал на меня. Спокойно объяснил, где я ошибся. Но мне было очень стыдно.

— Перед журналистами Бердыев немногословный и закрытый. С игроками, говорят, другой человек?
— Совершенно. К нему можно подойти абсолютно по любому вопросу. Хотя первый месяц мне было немного боязно обращаться к нему. Я просто слушал и выполнял. А со временем я понял, что к нему можно подойти и обсудить какие-то вопросы, связанные с расположением на поле и так далее. Он всегда открыт для этого. Бывает и пошутит, особенно любит приколоть Наваса и Нобоа.

— Молодые игроки быстро находят контакт с этими парнями?
— И Нобоа, и Навас очень хорошо говорят по-русски. Никаких проблем нет.

— Как Ростов реагировал на постепенный прорыв вашей команды?
— Когда я с «Зенитом» приезжал играть в Ростов, то ничего особенного в глаза не бросалось: был стадион, который не заполнялся. А в прошедшем сезоне с первого тура пошла такая сумасшедшая поддержка, казалось, весь город фанател от футбола. После этого приезжать в условный Саранск было, конечно— Даже на матчи во время сборов больше болельщиков ходит.

— Игроки «Ростова» уже стали местными героями?
— Лично меня на улицах редко узнают, было пару раз в торговых центрах. Здесь болельщики после матчей могут также подойти и высказать недовольство, но в этом сезоне поводов было не так много.

— Когда команда поверила, что может занять лигочемпионское место?
— Наверное, после «Урала», когда заняли это место (улыбается). Но лично у меня после зимы были такие мысли: хорошо бы попасть в еврокубки, это было бы замечательно.

— Когда стало понятно, что «Ростов» позиции свои не отпустит, появились слухи, дескать, клуб не пройдет лицензирование и до еврокубков вас не допустят. Это оказывало какое-то давление на игроков?
— Мы тоже все это читали и до последнего думали, допустят нас или нет. Но сейчас вроде все идет к положительному итогу. Думали, что будет больше проблем, оказалось все не так сложно.

— Какая была реакция, когда команду чуть ли не в полном составе повели на допинг-контроль?
— Я такого никогда не видел. Говорят, что такое бывает. Но поверить в это сложно. Если бы мы были внизу таблицы, уверен, на нас бы никто внимания не обратил. Но больше всего мы боялись из-за пиццы.

— Пиццы?
— Да, перед допинг-контролем мы ели московскую пиццу. Но все обошлось.

У нас полные трибуны, а в Саранске никого

— «Анжи», «Амкар» и «Мордовия» — у трех соперников «Ростов» не выиграл во второй части сезона. Почему? Особенно удивила «Мордовия», которая бастовала из-за невыплат и не тренировалась, но им уступили.
— Вы говорите, что мы должны были набирать три очка с «Мордовией». Да, должны были. Но посмотрите на ситуацию с другой стороны — много игр было, где мы вообще не должны были выигрывать. Постоянно вспоминается матч с «Уралом» в Екатеринбурге — один удар, а мы два гола забили. Понятно, что «Мордовия» последняя наша осечка, поэтому все говорят, что проиграли чемпионат мы в том матче. Но оценивать эту ситуацию только с этой стороны неправильно. Тем более, «Мордовия» за тур до этого со «Спартаком» вничью сыграла, а на мой взгляд, должна была выигрывать. Мы на самом деле хотели, чтобы им все выплатили, и они спокойно тренировались.

— То есть никакой недооценки?
— Недооценки точно не было. Посмотрите, как был сверстан календарь: сначала, как правило, у нас шел топовый матч, а потом выезд куда-то. Может, нам не хватило эмоций. Непросто перестраиваться, когда в Ростове полные трибуны, а в Саранске никого нет. Эмоционально это тяжело.

— Вы ведь в том матче не вышли на поле.
— Да, это было тренерское решение—

— Как отмечали второе место?
— Мы прилетели, уже у трапа встречали болельщики. Полчаса мы с ними общались, потом поехали на базу, передохнули и собрались с командой в ресторане. На следующий день происходило чествование возле стадиона, с болельщиками. Все было круто.

— В первом круге о каком недоборе очков жалеете больше всего?
— С «Уфой» во втором матче и с «Краснодаром», когда мы упустили ничью. Это было обидно.

Бердыев никуда не уйдет

— Вам что-то обещали хозяева относительно будущего? Интересует именно финансовая составляющая.
— Когда приезжали хозяева клуба, то собирался совет — тренеры, старшие игроки. Потом нам Бердыев все рассказывал, лично я участие в обсуждениях не принимал, поэтому мне сложно говорить на эту тему.

— Ожидали, что Бердыева могут переманить в другой клуб после сезона?
— Полторы недели назад надежды на то, что он останется, было очень мало. Потому что должны были зарплату выплатить условно до пятницы, но деньги ребятам не приходили. А сейчас, я так понимаю, тренер никуда не уходит. Будем ждать официального объявления. Рассчитались ли за прошлый сезон? Пока нет, но в ближайшее время все должно прийти. Про себя мне в этом контексте говорить сложно, мне, как я уже говорил, платит «Зенит». У меня таких претензий нет. А что касается премиальных, то насчет них информации пока нет.

— Кто в тренерском штабе антипод Бердыеву?
— Курбан Бекиевич такой один, у него уже выработано определенное поведение. А остальные тренеры ведут себя более свободно, могут и пошутить и сами посмеяться. Антипода нет, все придерживаются одной линии.

— В этом сезоне выстрелил Азмун. В чем его секрет?
— Еще когда я возвращался в «Зенит» из «Рубина», у меня Виллаш-Боаш спрашивал про Азмуна. Видимо, уже тогда увидел в игроке большой потенциал. У него есть все данные для классного футболиста: скорость, прыгучесть, для него главное — работать. Но думаю, Бердыев один из немногих тренеров, при котором он будет прогрессировать. Да и сам Азмун так говорит.

— Особое отношение со стороны тренера к нему есть?
— Я не сказал бы, что это отношение выделено. Скорее, Бердыев больше требует от Азмуна. Тренер понимает, что этот игрок может достичь очень многого, поэтому и требует. Перерос ли он уровень РФПЛ? Нет, конечно. Он же не стал лучшим бомбардиром.

В «Зенит» пришел хороший тренер

— Сейчас Петербург ждет ваших переговоров с «Зенитом».
— Права на меня по-прежнему принадлежат «Зениту». Хотя пока нет документов, подтверждающих, что я еду на первый сбор с командой. Но все идет к этому. Мне позвонил начальник команды (Евгений Кошелев. — «Спорт День за Днем») и сказал, что 15 июня Луческу всех собирает на базе. Там, вероятно, состоится разговор. Поэтому поеду на первый сбор с «Зенитом», а дальше посмотрим.

— Сами вы как настроены относительно этой ситуации?
— Пока сложно сказать. Все-таки здесь новый тренер, а я пока с ним незнаком. Если абстрагироваться от всего, то, конечно, мне очень хотелось бы и в будущем поработать с Бердыевым. Молодым в «Зените» сложно. Я не говорю конкретно про себя. У меня были шансы, я ими не воспользовался. Но перед глазами пример многих других ребят. Просто здесь не делают ставку на своих воспитанников. Ничего не попишешь.

— Богаев же получил шанс, несколько матчей отыграл.
— Думаю, Виллаш-Боаш, понимая, что все равно уходит, решил дать ему шанс. Результат там особо не давил. И сколько он сыграл? 3 матча? Мне кажется, шанс дают в важных играх, когда тебя выпускают что-то поменять. А когда ты выходишь на две-три минуты, в уже ничего не решающий момент, это совсем другое.

— Луческу много говорил, что хочет дать дорогу молодым.
— Пока мне сложно это как-то комментировать. Тренера я не знаю. Хотя, когда я уезжал из «Ростова», увидел Курбана Бекиевича, он сказал, что в «Зенит» пришел хороший тренер, который вникает во все мелочи и любит работать с молодыми игроками. Посмотрю, что будет на первом сборе, но я не скрываю, что мне хочется продолжить работу с Бердыевым в «Ростове».

Благодарен всем наставникам, с которыми работал

— Третье место «Зенита» — провал?
— Думаю, что да. Никто не ожидал такого исхода. Хотя, буду честен, мне очень приятно, что мы оказались выше «Зенита». Хоть у нас не было столь высоких амбиций, да и в прессе мы не бросались никогда громкими фразами. Просто молча работали, делали свое дело. К нам приезжали «Зенит» и «Спартак», и ЦСКА, и всех мы обыгрывали.

— Совсем скоро начинается Евро. Какое впечатление на вас произвела сборная?
— Полностью смотрел только игру с чехами. С Сербией второй тайм. Но судя по сообщениям в прессе, ребята играли под нагрузками, поэтому какую-то оценку здесь давать сложно.

— Со Слуцким знакомы?
— Когда вижу перед игрой, здороваемся, но не больше.

— Тогда предстоит доказывать, что есть такой футболист, как Павел Могилевец?
— Конечно, хочется в сборную. Курбан Бердыев нам всегда говорит, что вот есть тренировка и сегодня это все, что у нас есть, нужно отработать на ней по максимуму, так, чтобы не осталось вопросов ни у тренера, ни у тебя самого.

— В заявке чемпионата мира 2014 года вы заменили травмированного Романа Широкова в последний момент. Сейчас не ждали чуда, после того, как сломался Игорь Денисов?
— В день игры у мамы был день рождения. Мы отмечали, и вдруг звонок. Какой-то незнакомый номер. Конечно, все замерли, подумали, а вдруг? Но это был не Слуцкий, и не его помощники.

— Несмотря на молодой возраст вы уже поработали со Спаллетти, Капелло, Виллаш-Боашем, Бердыевым, Билялетдиновым. Кто оказал самое яркое впечатление?
— Я хотел выделить бы каждого, но в разных моментах. С точки зрения обучения на первом месте стоит Бердыев. Спаллетти— Теперь я жалею, что не понимаю итальянский. Мне кажется, что у него и Бердыева примерно одинаковый подход, очень много похожих упражнений, в том числе и на тактику. Да и он подпускал меня к «основе», я благодарен ему. А Билялетдинов это тот человек, который просто в меня верил. Я проводил неудачные матчи, а он продолжал меня ставить в состав. Нет тренеров, которым я не был бы благодарен. Даже если брать Виллаш-Боаша— Не хочу говорить о нем ничего плохого, ведь если бы я тогда не вернулся в «Зенит» из «Рубина», то не попал бы в «Ростов» к Бердыеву. Никакой обиды на португальца у меня нет. Шансы были.

— А Капелло?
— Не ожидал, что он меня вызовет. При виде его, я просто уходил подальше (улыбается), робел. Когда мы приехали в Бразилию, он подошел и спросил у меня — счастлив ли я. Я сказал, что и мечтать не мог о таком.

Больше всех жалко Джанаева

— В Казань с вами ездила девушка, в «Ростов» та же самая?
— Да, та же самая.

— В списке Слуцкого не оказалась ни одного игрока «Ростова». В команде очень расстроились?
— Да. Даже было обидно ни за кого-то конкретно, а за то, что вообще никого тренер не отметил. Но больше всего было жалко Джанаева. Сослан вызывался за сборную, но очень давно.

— То, что у Джанаева не было конкурентов — помогало ему?
— Поначалу да. Особенно в начале чемпионата. Он понимал, что будет играть, и старался не подвести тренера вратарей, который доверился ему и сказал, что никого больше брать не будут.

— Уровень Джанаева удивил вас больше всего?
— Нет. На мой взгляд, игрок, благодаря которому мы добились таких результатов, — Сесар Навас. Все выделяют Новосельцева или Баштуша, последний даже попал в список 33-х лучших. Но если посмотреть все матчи, то сложно найти игры, когда ошибки Баштуша или Новосельцева приводили к голам, когда ошибался Навас, это опаснее. Сесар всех страховал. По-моему, он допустил только две ошибки — в играх с «Мордовией» и с «Анжи».

— В чем его феномен?
— На одной из теорий Курбан Бердыев объяснил, как Новосельцеву надо действовать, Баштушу, а когда очередь дошла до Наваса, тренер сказал: «Ты же в Мадриде играл, все знаешь, что тебе объяснять». У него действительно очень хорошая школа и он полностью адаптирован к требованиям Бердыева. Если бы играли в четыре защитника, ему нужно было бы больше перемещаться. А в пять он все успевает.

— Вы отметили, что хотите остаться в «Ростове». Но не боитесь, что клуб теперь покинут все лидеры?
— Пока ничего сказать не могу. Но мне кажется, если останется Бердыев, то он в любом случае создаст классную команду.

~~~45244

Рейтинг@Mail.ru


2