Рашид Рахимов: Премиальные Кадырова разные, но всегда заслуженные

Рашид Рахимов: Премиальные Кадырова разные, но всегда заслуженные Главный тренер «Терека» дал интервью «Спорту День за Днем»

Рашид Рахимов (витрина)
Фото: РИА «Новости»

В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» главный тренер грозненцев Рашид Рахимов — о срочных заменах соперников на турецких сборах, главных трансферных новостях РФПЛ, футболистах умных и модных и о том, почему чрезмерное увлечение социальными сетями не только вредно, но и опасно.

Бюджет давно оптимизирован

— Рашид Маматкулович, сразу два зимних сбора «Терек» провел в Турции. Почему выбрали местом подготовки именно привычную Анталью, а не Кипр или Испанию?
— Честно говоря, мы некоторое время колебались, менять турецкий план или нет. Дело было в запланированных спаррингах: три встречи пришлось пересмотреть по той причине, что соперники (японская команда, австрийская «Адмира Ваккер» и венгерский «Халадаш») отказались от сборов в Турции. Нам пришлось искать другие похожие по классу команды, но все-таки решили не менять место проведения. Турция по футбольным условиям всегда была хороша: на мой взгляд, даже смысла нет сравнивать с другими странами. Здесь множество доступных полей отличного качества, инфраструктура. И за короткий перерыв ничего не изменилось — для нашего футбола Анталья по-прежнему объективный лидер. Остается надеяться, что в самой стране все наладится и успокоится, и тогда анталийский футбольный поток вернется на круги своя.

— У «Терека» очень короткие строки как в фактических трансферах, так и в тех, которые могут состояться «по слухам».
— Да, и это у нас не сегодняшнее положение, а общая тенденция последних двух-трех лет: с одной стороны, слухи и разговоры нам не очень нужны, с другой — приобретений стало намного меньше, потому что очень стараемся, чтобы они были «в точку».

— Какие из других трансферных новостей, на ваш взгляд, носят локальный характер, а какие способны повлиять на расклады в премьер-лиге? Расставьте, к примеру, по степени важности приобретение «Зенитом» Ивановича, приход на тренерский мостик в «Уфу» Семака и полную перестройку «Анжи».
— Три совершенно несравнимые вещи, но равнозначно интересные. Приход Семака в «Уфу» можно рассматривать в первую очередь как вызов для него самого и экзамен для команды. При этом прогнозировать на данном отрезке, как там оно все получится, мы не можем: футбол такая вещь, где один эпизод или ситуация могут все развернуть на 180 градусов.

Иванович — знаковое приобретение не только для «Зенита», но и для всей премьер-лиги. Давайте по фактам: это высокого уровня футболист, сыгравший множество матчей в премьер-лиге Англии и Лиге чемпионов. Бранислав имеет не только огромный опыт, но и очень высокий футбольный интеллектуальный уровень. Для нашего чемпионата он сильное приобретение, добавляющее качества лиге. То же самое можно сказать и о Луисе Адриано.

Что касается «Анжи», то это вопрос хоть и тяжелый, но как раз в большей степени важный для самой команды. Когда в ходе сезона идет такая массовая перестройка состава, это всегда трудно. Хотя определенный плюс можно найти: давления более нет, а задача сохранения места в премьер-лиге может быть решена в том числе и благодаря очкам, которые уже в копилке. Психологически они должны быть в плюсе.

— Самое модное выражение зимнего перерыва — «оптимизация бюджета». Как часто оно употребляется в «Тереке» на встречах руководства клуба и команды?
— Не слышал его, возможно, потому, что мы свою кассу давно оптимизировали. Последние три года никаких малопонятных расходов у клуба нет.


— Руководство «Терека» до вашего прихода на мостик не скрывало, что считает правильным для футбольного процесса варьировать тренеров, чтобы встряхивать периодически команду. И вот уже три года ни единого слуха на эту тему. Настолько вы на одной волне?
— (Улыбается.) Я на это надеюсь. Но, честно, не считаю, что в позиции с варьированием много минусов: рано или поздно в тренерский штаб, как и в состав игроков, надо вливать свежую кровь, свежие идеи и мысли. Игроки и тренеры — это не вечные позиции, никто их за собой не «столбит». Три с лишним года мы провели вместе благодаря единству целей и благодаря тому, что Рамзан Ахматович Кадыров с президентом клуба Магомедом Хожахмедовичем Даудовым не просто отдают распоряжения или высказывают пожелания, но и вникают в дело и непосредственно им занимаются. Определенный шаг вперед нам всем вместе удалось сделать — у команды появились свое лицо и свой стиль. Конечно, хочется еще больше развития, и мне как тренеру этого ой как хочется, но другое дело, что движение вперед — как обучение: оно должно быть не столько быстрое, сколько основательное. Будут выше задачи — будет больше инвестиций; соответственно будут выше и качество игры, и мастерство кадров.

— Ближе к перерыву была информация, что вы можете прервать тренерскую работу в связи с проблемами со здоровьем.
— Не очень хочется об этом говорить, но мысли такие были. На сегодняшний день могу сказать, что ситуация со здоровьем позволяет выполнять работу.

Хорошее кино и опасные соцсети

— Вас можно назвать главным специалистом России по балканской селекции: то малоизвестного тренера Божовича в «Амкар» рекомендуете, то албанцев Роши и Балая для «Терека» находите. Топ-5 чемпионатов Европы вообще смотрите?
— Смотрю-то я все, но надо понимать, что наши возможности пока совсем не совпадают с желаниями игроков из первой пятерки. То есть это такой просмотр на будущее: если будет задача что-то выигрывать в Лиге Европы или занимать призовые места в чемпионате России, то мысленные выводы об игроках, выступающих в Англии или Испании, пригодятся. И список тоже быстро напишем (смеется).

Сейчас нам такие приобретения не по карману и не ко двору. Потому и получается, что первую пятерку чемпионатов смотрю для удовольствия, а остальные — для работы. Я же реалист.


— Неужели и в виртуальном футболе не прицениваетесь? PES, FIFA?
— Вообще ни разу не играл и, думаю, начинать не стоит. Слишком велик соблазн набирать там команду — больше опций, чем в реальности. Опасное увлечение.

— А чем вообще занимаете свободное время на сборах?
— А оно разве есть? Наоборот, дня иногда не хватает — столько работы.

— Даже на то, чтобы кино посмотреть? Вообще, когда в последний раз смотрели?
— Еще до сборов. Кстати, это был наш фильм — «Землетрясение». Потрясающая драма, рассказывающая о катастрофе, которая произошла в Армении. Просто отличный фильм, заставляющий думать и переживать. Долго был под впечатлением: по сравнению с драмами героев этой картины все наши бытовые неурядицы — такая мелочь. После такого кино начинаешь по-иному смотреть на многие вещи.

— В соцсетях у вас есть аккаунты? Может быть, персональный сайт, где делитесь впечатлениями и мыслями с болельщиками и просто друзьями-приятелями?
— Ни в одной соцсети меня нет. И сайта тоже нет. Все мысли и впечатления в личном общении рассказываю. Большая часть моей жизни — это сам футбол и «Терек», соответственно. И очень многое из ее событий — это то, что все видят на поле.

— Вообще, повальное увлечение футбольной братии «Фейсбуком» и «Инстаграмом» — хорошо или—?
— С одной стороны, конечно, это здорово: сейчас можно легко поделиться любым событием, увидеть реакцию друзей и узнать, чем они занимаются, находясь на другом конце планеты. С другой стороны, уже замечаю, как много времени отнимает общение в «Фейсбуке» у футболистов. Забирать гаджеты на тренировках, слава Богу, не приходится, до этого не доходит. Но тут нам, можно сказать, и повезло: ребята понимают, где та самая грань, где соцсети могут мешать их работе. Жаль, что не у всех это чувство меры есть.


— Кстати, в ситуации с видео Кокорина и Мамаева из Монако прошлым летом вы были необычайно сдержанны в комментариях: чуть ли не единственный, кто сказал, что ничего необычного не увидел.
— Я высказал свои мысли, и только. Давайте начистоту: каждый из тех, кто играл в футбол, сталкивался с подобными моментами, просто мы не попадали в соцсети на общий суд по той простой причине, что раньше ни «Фейсбука» ни «Инстаграма» не было. А будь они, каждый из нас, кто сейчас тренер или функционер, раз по сто за карьеру стал бы фигурантом скандала (улыбается). Что важно в такие моменты, так это вовремя включить голову и подумать о будущем. Рано или поздно вся эта мишура уйдет, и останутся действительно важные вещи — семья, карьера, друзья и реноме. Все совершают ошибки. И для меня как для человека, который тоже их не раз совершал, важно, какие выводы сделаны. Вот этот самый коридор для выводов ребятам все же надо оставить. Я совершенно уверен, что они не делали чего-то специально, это случайное наслоение событий, которые с ними регулярно на отдыхе происходят, с негативным фоном вокруг сборной после неудач на Евро.

— Карьера в нашем спорте короткая—
— Вообще травить игроков, загонять в угол — значит, не оставлять им возможности не только понять свою ошибку, но и провести определенную работу над собой. И это не только вопрос Кокорина и Мамаева — это вообще очень футбольная история. Сколько ребят — молодых и энергичных — пропало после окончания, потерялось потому, что к бытовым неурядицам адаптироваться не смогли— К сожалению, жизнь «пока ты в обойме» и после — два разных отрезка. Я испытал на себе и прелести первого, и реалии второго, поэтому и был так спокоен в шумихе вокруг того видео из Монте-Карло. Ничего необычного, ничего приятного, ничего положительного, но при этом травлю устраивать на парней было, на мой взгляд, чрезмерно. Ну— отнесем это к предыдущему вопросу — иногда негативному влиянию соцсетей на карьеры футболистов.

— Что из трендовых вещей вас больше всего «напрягает» в подопечных: увлечение соцсетями, наколками или метросексуальность (причесочка, маникюрчик и все такое).
— По соцсетям я уже сказал. Татуировки меня не раздражают, иногда это даже лишний повод пошутить на тренировке. У Благоя Георгиева, помню, их было столько, что они уже могли начинать жить своей жизнью (смеется). Что до причесок и маникюров, то я совсем не против, если это, во-первых, в меру, а во-вторых, без опозданий на тренировку. К счастью, мне пока не приходилось сталкиваться с игроками, кто не шел бы в стык, стремясь сохранить начес или педикюр. Наверное, поэтому у меня и нет пока негативных эмоций в этом плане. Уверен, ребята сами чувствуют, когда «перебор».

— С кем из своих бывших подопечных регулярно общаетесь? За кем следите с особым интересом? Про вас частенько вспоминают Глушаков и Одемвингие, кстати—
— На самом деле со многими на связи. Даже на последнем сборе в Турции каждый день отмечался такими радостными встречами: и Томислава Дуймовича видел, и Мартин Кушев заезжал в гости, Жора Пеев с супругой тоже были. То есть связь поддерживаем и я за всеми слежу внимательно. За Дениса Глушакова рад — он вышел на высокий уровень. Сейчас уже и не верится, что вроде совсем недавно пришлось настаивать в «Локомотиве», чтобы его не отдавали в очередную аренду. Он из особенных игроков, которые обладают очень хорошими индивидуальными качествами, но их ни в коем случае нельзя торопить: если «подводить» такого парня постепенно, шаг за шагом, то он обязательно раскроется в один момент и полностью покажет свой талант. Это долгая, но благодарная работа. За Петю тоже рад: видел фото его большой дружной семьи — супруга, трое малышей. Можно сказать, что у него сложилась хорошая карьера: да, возраст, но он поиграл на самом высоком уровне в премьер-лиге Англии, и в жизни все сложилось— Конечно, мне приятно следить за ребятами, и тем более приятно, когда они хорошо отзываются— Но в то же время, когда смотрю на успешных и правильных, всегда вспоминаю и тех, у которых по различным обстоятельствам не получилось состояться в футболе. Вроде и талант был, и данные— Себе предъявляю в этом случае — если этот человек был моим подопечным, значит, где-то и моя доля вины, что так произошло. Не спрашивайте меня имена — не отвечу. Негативно иногда могут влиять не только соцсети, но и печатная пресса (улыбается).


Без «испорченных телефонов»

— А можете объяснить такой казус: Дуймович у Рахимова читает «Войну и мир» на сборах, Иванов ходит играть в «Что? Где? Когда?». У вас какой-то тест на IQ в командах, что ли?
— Ха-ха— Даже не знаю, как ответить. То есть совершенно точно — я ребят по этому принципу не выбираю, но так получается. Вообще, если серьезно, то современный футбол требует наличия интеллекта у исполнителя. Какие бы ты ни дал наработки, на какие бы высокие физические кондиции ни вывел, а применить все это в деле игрок сможет, только включив мозги на поле. Бывает, конечно, что человек просто от природы суперталантлив и чувствует футбол на уровне ДНК, но это уникальные случаи. Среднестатистический футболист — это результат работы физической и интеллектуальной.

— Ваш тренерский принцип — быть внутри команды, а не над игроками. Чем он предпочтительнее типично европейского «отработал — домой»?
— Ну, тут все просто: ты всегда из первых уст знаешь, что происходит. Ну и как следствие, лучше оцениваешь ситуацию. Обычно европейские специалисты в России «укомплектовываются» со всех сторон помощниками, весомая часть обязанностей которых — собирать тренеру различную информацию о настроениях футболистов, их словах или действиях. И зачастую получается, что слова-то донесены, а вот интонация или контекст по дороге «потерялись». И возникает недопонимание. Если ты внутри команды, то эти испорченные телефоны ни к чему. Между игроками и тренером не должно быть недомолвок, и я ребятам всегда показываю, что сам тут, рядом и со всеми вопросами в любой момент времени доступен. Пока что это работало.

— Большой плюс и ваше «полиглотство». Кто-то раскачивается, кто-то скамейки ломает, а вы вот на всех языках «ответку» включаете—
— И такое есть (смеется.) На первом сборе у нас случился смешной эпизод с тренерским штабом хорватского «Хайдука». Мы использовали одно и то же тренировочное поле и вот в один день пересеклись с ними из-за накладок по времени. Тренеры у них испанцы, но в тот момент разговор был у них на хорватском, и я, так уж получилось, в него вступил. Надо было видеть, как они удивились, что российский тренер из Чечни говорит на этом нераспространенном языке. А уже через день мы опять встретились, и снова в конфликтной ситуации из-за задержки газона. Подошел к нашим идальго, они между собой переглянулись и перешли на испанский. Вынужден был «раскрыться» и сказать им на их родном языке, что они нехорошо поступают с нашим рабочим временем, не уважают наш труд. Ну— удивились — это очень мягкая характеристика их реакции. В будущем, наверное, на эсперанто перейдут.

— Так сколько языков вы знаете?
— Сколькими свободно владею? Дальше простого понимания и распространенных форм? Испанский, немецкий, хорватский, сербский, фарси, болгарский— еще какие-то. Точно не считал, на скольких свободно изъясняюсь. А в рамках понимания и простого поддержания разговора — наверное, больше десятка.

— А на каком языке написаны ваши конспекты? Те самые легендарные тетради Рахимова, где придуманные вами тренировочные комплексы упражнений зафиксированы? И, кстати, вы их патентуете?
— Нет, патентовать времени нет (смеется). Записано все на русском. Это разные упражнения, направленные на развитие определенных навыков или достижение определенных целей. К примеру, контроль мяча и завершение голом как форма, а вот вариантов исполнения для нее можно придумать множество. Поэтому да, придумываю до сих пор. Мне нравится варьировать тренировочные занятия, да и ребятам так не скучно. Когда только приступил к работе в «Амкаре», у нас был полный год (276 тренировочных занятий), когда ни одна тренировка не повторялась — все были определенной направленности с различными упражнениями и сохранением цели.

— Вопрос, тренирующий нервную систему, так как он часто повторяется и, наверное, уже надоел: какие они, премиальные Кадырова?
— Ответ короткий будет и исчерпывающий: они разные, но всегда заслуженные, так что не стоит всем за эту тему переживать особенно (улыбается).


— Короткий перерыв между турецким и итальянским сборами вы проведете в Москве. Можете выступить гидом: где стоит побывать в Москве и куда стоит хотя бы раз в жизни попасть на планете Земля?
— По злачным местам и ночным клубам я не хожу, так что в этом плане гид из меня никудышный. Но есть в Москве очень уютные уголки, где можно сидеть весь вечер напролет и смотреть на красивый город, всегда яркий, сверкающий и динамичный — неважно, в какое время года. Точки выдавать не стану — очень люблю тихие места, где можно почувствовать спокойствие. Именно поэтому советую на планете посетить Сардинию. Великолепные пляжи, сказочная природа, провинциальная неторопливость жизни— За этим можно слетать, наверное, и куда-то в сторону Индии, на острова, но я не любитель длинных перелетов. И, конечно, Грозный всем советую посетить — красивый, новый. Город с сильным характером, я бы сказал. Если у вас такой же — то там чувствуешь себя очень уютно.

Анталья

Использованы фото: РИА «Новости», ФК «Зенит», ФК «Локомотив»

~~~

Рейтинг@Mail.ru


6